Дворянская усадьба Слепнево (из книги «В краю двух культур», Ржев, 2005 год)

Анатолий Головкин, город Тверь
К 135-летию со дня рождения
Николая Степановича Гумилева


3 (15) апреля 2021 года исполняется 135 лет со дня рождения поэта Николая Степановича Гумилева. О нем и А.А. Ахматовой написано достаточно много, но я хотел бы внести свою лепту, так как имение Гумилевых в Слепневе Бежецкого уезда Тверской губернии находилось рядом с нашими карельскими деревнями Корельского Кошевского прихода. 

Деревня Слепнёво в Атласе Менде 1850-х гг. Масштаб: 2 версты в одном дюйме

Русская деревня Слепнево Бежецкого уезда Тверской губернии тесно связана с именами поэтов Николая Степановича Гумилева и  Анны Андреевны Ахматовой. Этой деревней, что находилась в одном километре от карельской деревни Поцеп, к 1710 году владели по одной трети Никифор Потапович, Алексей Потапович и Федор Потапович Милюковы, проживавшие в имении Сулега. В конце ХVΙΙΙ века внучка Федора Потаповича, Анна Ивановна Милюкова, вышла замуж за старицкого дворянина Льва Васильевича Львова. Тесть Иван Федорович Милюков передал деревню Слепнево своему зятю Львову в качестве приданого за дочь. Их сын Иван Иванович Львов родился в октябре 1806 года здесь же в Слепневе. Его дочь Анна Ивановна Гумилева-Львова, мать поэта Николая Степановича Гумилева, родилась в 1854 году тоже в  Слепневе. Здесь она провела все свое детство, юность и молодость.
По переписи 1859 года в деревне было 16 дворов и 136 жителей. Владелец имения Слепнево Иван Иванович Львов умер 10 марта 1875 года и был похоронен на фамильном кладбище Львовых в селе Градницы, у Троицкой церкви.   После его смерти   имение перешло к старшему  сыну Льву Ивановичу Львову, родившемуся в 1838 году, брату Анны Ивановны. После смерти Льва Ивановича в 1908 году имение на некоторое время перешло к его жене Любови Владимировне, когда  в 1910 году она умерла – трем его сестрам: Варваре Ивановне Львовой-Лампе, Александре Ивановне Львовой-Покровской и Анне Ивановне Львовой-Гумилевой. 

Усадебный дом в Слепнёво. Графические материалы из архива С.И. Сенина
(Журнал «Тверская старина» №36 2015)

В начале XX века многооконный одноэтажный дом слепневских помещиков с четырьмя мезонинами, террасой и двумя крыльцами стоял на вершине холма с правой стороны от дороги Хотена - Поцеп.  Мезонины выходили на четыре стороны света, в одном из них, выходящим окнами на север, находилась  комната А.А. Ахматовой. В ней стены были оклеены светло-синей бумагой, на которой красовалось много рисунков.  Ахматова любила сидеть на кушетке или в кресле, поджав под себя ноги, как делали многие барышни  того времени.
И видела в то окно Анна Андреевна на полях «спокойных загорелых баб»,  которые сушили и убирали сено, одеваясь в свои национальные, как русские, так и  карельские сарафаны. Видела  дома и огороды жителей карельской деревни Поцеп в одном километре от Слепнева, правее от нее – русскую деревню Ворониха на высоком левом берегу речки Каменка.
Одно рабочее крыльцо дома
  располагалось  со стороны деревни Хотена, а парадное крыльцо – со стороны дороги Хотена-Поцеп. От дороги к крыльцу вела песчаная дорожка, вдоль которой были посажены розы и георгины. Возле  дома располагался старинный парк, неподалеку от парадного крыльца рос старый могучий дуб, вблизи его находился  пруд. В парке росло много лесного орешника, лип, берез и других деревьев.  Возле барского дома стоял  флигель, далее к западу от дома располагались  постройки:  каретный сарай, конюшня, фермы, рига и сенные сараи.
Помещичий дом в Слепневе состоял из: передней комнаты, зала, гостиной, столовой, кабинета, спален и кладовой с буфетом. Гостевые комнаты были небольшими с одним окном, но уютные со старинной мебелью. Полы в них были покрашены, на праздники или перед гостями их натирали мастикой, чтобы они блестели. Печи в доме  покрыты кафелем или пестрыми старинными изразцами. На зиму для сохранения тепла всегда вставлялись вторые рамы. По воспоминаниям очевидцев, жителей наших карельских деревень,  дом больше напоминал не барские хоромы, а большую старинную  деревенскую избу/
Через дорогу от дома был разбит фруктовый сад. Сама деревня Слепнево располагалась западнее барской усадьбы двумя посадами от вершины к подножию холма. Третий посад домов шел по северному склону холма по направлению к деревне Ханино. На западном склоне холма неподалеку от барских построек было еще несколько домов местных жителей. До Октябрьской революции 1917 года в деревне находилось 30 дворов, большинство домов были приземистыми, с маленькими окнами, высокими соломенными крышами и выглядели уныло. 
От  Слепнева через деревни Алешино и Дуброво  дорога вела в Борисково в имение Кузьминых-Караваевых. Была туда и вторая дорога через деревни  Ханино и Сулегу. От Слепнева дороги шли также к карельским деревням Поцеп и Акиниха, русским деревням Хотена и  Теребени.

    У слепневских барынь Варвары Ивановны Лампе-Львовой и Анны Ивановны Гумилевой-Львовой  в имении работали как русские, так и карелы.
По воспоминаниям моей матери и жителей карельских деревень, перед Октябрьской революцией 1917 года в имении Слепнево работали по найму 12 человек: 3 горничных, одна кухарка, один кучер, 3 скотника, один конюх и 2 рабочих, один управляющий. Управляющим слепневским имением был житель деревни Заболотье, что в четырех километрах от Слепнева, Александр Петрович Садовников. В руках управляющего были ключи от всех помещичьих амбаров и сараев. Он принимал с гумна хлеб и фуражное зерно, каждый день наряжал крестьян на работы. По вечерам докладывал барыне обо  всех делах, и получал от нее приказания на следующий день.
Из деревни Слепнево в имении работали Михаил Гаврилович Зубов, Василий Андреевич Клубов – кучер, Ульяна Андреевна Сывороткина (Клубова) – кухарка. Из деревни Теребени  работали Дмитрий Гаврилович Гаврилов, Михаил Афанасьевич и Федор Афанасьевич Афанасьевы. 
Из карельской деревни Поцеп у барыни работали мой дед Иван Иванович Визюркин конюхом и  Прасковья Васильевна Соколова –  горничной, она мыла полы и посуду, стирала одежду. Всего в имении тогда работали трое горничных.    Мой дед  ухаживал за лошадьми, которые, в основном, были рабочими, а не выездными, а  также  ездил в город Бежецк кучером, когда за прибывшими гостями отправляли не один, а два экипажа. На одном экипаже кучером был Клубов, на втором – мой дед. Иногда он замещал Клубова, когда тот по какой-либо причине не мог выехать в поездку. 
Из другой карельской деревни Петряйцево скотником каждую зиму работал Нетрусов Семен Иванович. Скотный двор был построен по карельскому образцу с накатом, внизу стояли около 60 коров, а наверху хранилось сено. Его летом сюда завозили под крышу по накату на лошадях. Зимой сено сбрасывали вниз столько, сколько нужно было коровам на день. Всего в имении работали три скотника, на каждого приходилось по 20 коров. 
Сразу же за южными воротами от деревни  на юго-восток  отходила дорога на карельскую деревню Акиниха. По этой Акинихинской дороге любил бродить Н.С. Гумилев, он  часто ездил по ней в поместье Подобино к Неведомским через деревни Акиниха, Заболотье и Алексино. С северной стороны Слепнева дорога шла в карельские деревни Поцеп, Петряйцево, Душково и другие. Деревня была ограждена деревянным забором из жердей, из нее было три выезда – на север, юг и запад к деревне Ханино.
Как мне рассказывала моя мать, со слов ее отца И. И. Визюркина и ее матери А. А. Визюркиной (Абрамовой), весенним паводком в 1916 году покачнуло и накренило мост между Слепневым и Хотеной через речку Каменку.  Об этом писала в своем стихотворении и А. А. Ахматова 20 мая 1916 года «убогий мост, скривившийся немного».  Летом 1917 года слепневские и поцеповские мужики быстро смогли построить новый мост. Скорее всего, на нем тем же летом и была сфотографирована А. А. Ахматова. 
В Слепневе А.А. Ахматова написала около 60 стихотворений, также известно о 10 стихотворениях, написанных в Слепневе Н. С. Гумилевым.
8 сентября 1913 года, находясь в деревне Слепнево, Анна Андреевна написала стихотворение «Последнее письмо», в котором есть строчки:

«В саду под шум берез корельских
О днях мечтаю царкосельских».

В 1915 году, когда Ахматова была в Слепневе, к ней с фронта приехал муж Н.С. Гумилев, они вдвоем уехали в город Санкт-Петербург. В связи с этим в одном стихотворении она написала:

«И в город печали и гнева
Из тихой Корельской земли
Мы двое – воин и дева –
Студеным утром вошли». 

В 1917 году она написала строки, которые вошли в ее книгу «Подорожник», изданную в 1921 году:

«Теперь прощай, столица,
Прощай, весна моя.
Уже по мне томится
Корельская земля».

Во время «хрущевской оттепели» стали появляться стихи А.А. Ахматовой после всех ее запретов. В некоторых стихах она писала «о корельской земле», чем вызывала некоторое недоумение у читателей, так как Слепнево было русской деревней. Поэтому издателям приходилось давать комментарии, что карельской землей Ахматова называла окрестности Слепнева, с
XVII века заселенные карелами.
Барский дом в Слепневе после того, как оттуда осенью 1917 года выехала барыня Анна Ивановна Гумилева,  был разграблен. Бывшие ее работники Зубов и Соболев взломали дверь и стали выносить к себе все, что оставалось в доме – мебель, посуду, книги. За ними в дом стали ходить и другие жители деревни, чтобы взять что-то из оставленного добра. Сразу после Октябрьской революции в барском доме открыли начальную школу, первым учителем был сын сулежского священника Иван Михайлович Раевский.  После него учительницей работала Анастасия Константиновна Лебедева.  В 1927 – 1929 годах там размещались коммуна, детский сад и  школа.  Председателем коммуны был житель карельской  деревни Акиниха  Василий Федорович Румянцев, в коммуне работали как русские из Слепнева, так и карелы из Синькова, Поцепа и Акинихи.  Барский  дом  в Слепневе  простоял до 1935 года, его разобрали и перевезли в село Градницы, там из него построили школу. Флигель из имения перевезли в деревню Дубровка возле села Сулега. 

Анна Ивановна Гумилева.
Анна Ивановна Гумилева, мать поэта Николая Степановича Гумилева, родилась в 1854 году в деревне Слепнево. Здесь она провела все свое детство, юность и молодость. Слепнево было имением ее родителей. Отец Анны Ивановны Иван Иванович Львов родился в октябре 1806 года здесь же в Слепневе. Умер он 10 марта 1875 года и был похоронен на фамильном кладбище Львовых в селе Градницы, у Троицкой церкви. По переписи 1859 года в селе Градницы было 12 домов и 68 жителей. При советской власти старое Градницкое кладбище вместе с могилами Львовых было уничтожено и сравнено с землей.
В 1876 году в возрасте 22 лет  Анна Ивановна  вышла замуж за 40-летнего корабельного врача Степана Яковлевича Гумилева, который тогда служил в Кронштадте. Первая его жена умерла, оставив сиротой девочку Александру, 1869 года рождения. Анна Ивановна, будучи всего на 15 лет старше ее, стала мачехой. Сочетание браком и венчание Анны Ивановны Львовой со Степаном Яковлевичем Гумилевым состоялось 6 октября 1876 года в селе Градницы Бежецкого уезда Тверской губернии. После свадьбы Анна Ивановна переехала жить к мужу в Кронштадт, где 15 апреля 1886 года у них родился второй сын Николай. Летом того же года Степан Яковлевич отвез жену с сыновьями Дмитрием, Николаем и старшей его дочерью Александрой в Слепнево к родителям Анны Ивановны. 9 февраля 1887 года Степан Яковлевич был отправлен в отставку по болезни, семья переехала жить в Царское Село, по адресу:  Московская улица, дом 42. Это был двухэтажный особняк с флигелем и садом, теперь на этом месте дом № 55 по Московской улице.
Сам деревянный дом не сохранился. В том доме они прожили девять лет с 1887 по 1896 годы, затем переехали жить в Петербург.
В 1900 году семья Гумилевых уехала жить в город Тифлис из-за болезни старшего сына Дмитрия, 1884 года рождения.
В 1903 году Гумилевы возвратились жить в Царское Село и поселились в доме на углу улиц Средней и Оранжерейной, в 1904 году переселились на Конюшенную улицу в каменный дом, который сохранился до настоящего времени по адресу: улица Первое Мая, дом № 29.
Летом 1908 года они переехали жить на Бульварную улицу, жили там три года. Степан Яковлевич Гумилев умер 6 февраля 1910 года в возрасте 73 лет. В следующем 1911 году Анна Ивановна купила дом с двухэтажным флигелем, большим садом и маленьким двориком на Малой улице. На втором этаже поселилась она с падчерицей Александрой Степановной Сверчковой и внуками от нее – Николаем и Марией. На первой этаже стали жить Николай Степанович с Анной Андреевной Горенко (Ахматовой) и старший брат Гумилева Дмитрий Степанович с женой Анной Николаевной Гумилевой-Фрейганг. Николай Степанович с женой занимали четыре комнаты. 
Каждое лето Анна Ивановна Гумилева-Львова проводила в своем имении Слепнево, где постоянно жила ее старшая сестра Варвара Ивановна Львова-Лампе. Мужем Варвары Ивановны был финн Фридольф Иванович Лампе, родом из города Гельсинфорса (Хельсинки). У них родилась дочь, которую назвали в честь бабушки по отцу Констанцией. После смерти мужа Варвара Ивановна с дочерью бедствовали, Анна Ивановна помогала им, чем могла. После смерти свекрови Варвара Ивановна ездила в город Гельсинфорс и вступила там, в права наследства. Свою часть наследства она продала золовке, на вырученные деньги купила приданое дочери Констанции, которую выдала замуж за ротмистра Александра Дмитриевича Кузьмина-Караваева, родного брата Владимира Дмитриевича. У них родились дочери Мария и Ольга, сын Сергей.
После того, как в 1910 году, после смерти мужа, Анна Ивановна переехала жить в Слепнево постоянно, на лето туда стало приезжать много народу. Приезжал сын Николай Гумилев с женой, сын Дмитрий Гумилев с женой, падчерица Александра Степановна с детьми Колей и Марией, дочь Варвары Ивановны Констанция со своими дочерьми Марией и Ольгой.

Николай Степанович Гумилев бывал в Слепневе каждое лето с 1911 по 1914 годы, Анна Андреевна Ахматова с 1911 по 1917 годы. По воспоминаниям Александры Степановны Сверчковой,
  сноха  Анна Ахматова  очень уважительно относилась к свекрови. Свои письма к ней она начинала всегда словами: «Милая Мама», слово «Мама» писала с большой буквы. В те годы Анна Андреевна Горенко носила фамилию мужа – Гумилева, а Ахматова был ее литературным псевдонимом с 1906 года.
По воспоминаниям очевидцев в барском доме сохранялись патриархальные традиции. Придя в гостиную на завтрак или обед, все стояли  за спинками своих стульев и ждали, когда придет самая старшая в доме Варвара Ивановна Лампе. Сев на свой стул, Варвара Ивановна подавала знак рукой, и все садились. Молодежь за столом не имела права первой начинать разговор, если их ни о чем не спрашивали. Эту обстановку особенно мучительно переживала жена Н.С. Гумилева Анна Ахматова. Порою, она нарушала установленные здесь традиции, и вставала не в 8 часов утра, как полагалось всем, а в два часа дня. Ее прощали лишь потому, что она была беременной.
Анна Ивановна Гумилева с малых лет воспитывала у себя в Слепневе внука Леву. В начале 1914 года, когда Н.С. Гумилев, влюбленный в Татиану Адамович, попросил жену о разводе, и та согласилась, Анна Ивановна резко вмешалась в ситуацию. Она не позволила сыну разводиться с Ахматовой, переживая за внука Левушку, с которым она не желала расставаться.
Как писала А.А. Ахматова позднее в своих письмах, деревня Слепнево летом 1917 года представляла сущий ад. Мужики выкосили себе весь барский луг, говорили, что барский дом стоит на их костях. Они обещали уничтожить слепневскую усадьбу 6 августа, когда будут отмечать праздник Борисов день, и к ним приедут гости. Позднее работник Зубов на виду у всех стал пилить березу в барском парке. На замечание помещицы А.И. Гумилевой заявил: «Тебе скоро будет то же, что и березе». 
Осенью 1917 года Анна Ивановна Гумилева переехала жить в город Бежецк на улицу Рождественскую, дом № 68, теперь это улица Чудова. К ней на постоянное жительство из Петербурга переехала падчерица А. С. Сверчкова. До революции она преподавала в Царскосельской Мариинской женской гимназии. Переехав в Бежецк после октябрьской революции, она преподавала в Бежецкой железнодорожной школе. На свое жалование и паек содержала не только себя, но и мачеху Анну Ивановну с ее внуками Львом и некоторое время маленькой Еленой – дочерью Гумилева от второго брака с Анной Николаевной Энгельгардт.
Умерла Анна Ивановна Гумилева-Львова в 1942 году в возрасте 88 лет. При советской власти старое Градницкое кладбище вместе с могилами Львовых было уничтожено и сравнено с землей.

Николай Степанович Гумилев.
Николай Степанович Гумилев родился 3 (15) апреля 1886 года в Кронштадте, где его отец служил корабельным врачом. До свадьбы с Анной Андреевной Горенко (позднее Ахматовой) Николай Степанович  много путешествовал. В 1906 году был в Париже и слушал лекции в Сорбонне, в 1907 году путешествовал по Египту, в 1908 году снова был в Париже, в 1909-1910 годах второе путешествие в Африку: через Одессу и Болгарию (Варну) в Каир и далее в Абиссинию.
Они путешествовали потом вместе с женой Анной Андреевной. В мае 1910 года сразу после свадьбы побывали в Париже, в 1913 году посетили  города Италии: Рим, Венецию, Флоренцию и другие.
Несколько раз он бывал в родовом имении матери Слепневе. Первый раз Николай Степанович приехал в июле 1909 года, думал застать в доме мать, да старую тетушку Варю. Но был приятно удивлен и поражен, когда кроме старенькой тетушки Вари навстречу ему вышли две очаровательные молоденькие барышни Маша и Оля. Маша с первого взгляда произвела на поэта неизгладимое впечатление. Гумилев приехал тогда всего на несколько дней поработать в библиотеке матери, но под разными предлогами оттягивал свой отъезд. Нянечка Кузьминых-Караваевых говорила: «Машенька совсем ослепила Николая Степановича». 
Здесь тогда он написал стихотворение «Старина», которое вошло в  его очередную книгу «Жемчуга», вышедшую в апреле 1910 года.
Стихотворение «Старина» написано под впечатлением первого посещения Н.С. Гумилевым Слепнева:

«Вот парк с пустынными опушками, 
Где сонных трав печальна зыбь, 
Где поздно вечером с лягушками 
Перекликаться любит выпь
Вот дом старинный и некрашеный
В нем словно плавает туман,
В нем залы гулкие украшены
Изображением пейзан
Тревожный сон. Но сон о небе ли? 
Нет! На высоком чердаке
Как ряд скелетов – груды мебели
В пыли почиют и в тоске.
Мне суждено одну тоску нести
Где дед раскладывал пасьянс
И где влюблялись тетки в юности
И танцевали контрданс.
И сердце мучится бездомное,
Что им владеет лишь одна
Такая скучная и томная
Незолотая старина». 

Второй раз Николай Степанович приехал в Слепнево уже после женитьбы один, без жены, так как в мае 1911 года 
Анна Андреевна Гумилева (Ахматова)  также одна, без мужа,  поехала в Париж.
Николай Степанович  снова встретил Машу, заботился о ней. Когда она днем отдыхала, сидел с книгой в руках у ее спальни. Однажды Маша откровенно сказала ему, что не может никого полюбить, так как давно больна и чувствует, что ей недолго осталось жить. В течение  июня 1911 года Николай Гумилев написал несколько стихотворений в альбом Марии Кузьминой-Караваевой: «Сон» - 3 июня, «Сомнение» и «Девушке» - 10 июня, «Ангел - хранитель» - 17 июня, «Две розы» - 27 июня 1911 года. Все эти стихотворения вошли в сборник стихов поэта «Чужое небо», вышедший в 1912 году.
Позднее Анна Андреевна Ахматова писала, что Николай Степанович не выносил Слепнево: «Зевал, скучал, уезжал в невыясненном направлении. Писал «такая скучная не золотая старина» и наполнял альбом Кузьминых-Караваевых посредственными стихами». Приведу несколько строк из этих стихотворений, чтобы понять состояние души Николая Гумилева, влюбленного  в двоюродную племянницу Марию Кузьмину-Караваеву: 

«Так ли с сердца время снимет
голубой простор
как она, когда поднимет
на тебя свой взор…»
(стих. «Ангел – хранитель»). 

«И вам чужд тот безумный охотник,
Что, взойдя на нагую скалу,
В пьяном счастье, в тоске безотчетной
Прямо в сердце пускает стрелу». 
(стих. «Девушке»). 

«И крадучись я подойду к окну,
На дымный луг взгляну и на луну.
Вот там, у клумб, вы мне сказали «да», 
О, это «да» со мною навсегда. 
И вдруг сознанье бросит мне в ответ,
Что вас, покорной, не было и нет.
Что ваше «да», ваш трепет, у сосны
Ваш поцелуй – лишь бред весны и сны».
(стих. «Сомнение»). 

Хотя эти стихи были написаны Гумилевым во время второго приезда его в Слепнево, скорее всего там он отразил отношения с М. Кузьминой-Караваевой, которые сложились у него весной 1908 года, во время его первого приезда сюда. Однако, по-видимому, этот роман продолжался и в 1911 году, сказывались отношения с женой. Анна Андреевна Гумилева (Ахматова) приехала летом 1911 года в Слепнево прямо из Парижа.
В  книге «Чужое небо», изданной в 1912 году есть стихотворение совсем другой тональности о жене  А.А. Гумилевой (Ахматовой): 

«Покликаешь – морщится, 
Обнимешь – топорщится, 
А выйдет луна – затомится. 
И смотрит, и стонет, 
Как будто хоронит 
Кого-то, - и хочет топиться». 
(стих. «Из логова змиева»). 

Осенью 1911 года, прощаясь с Машей, Николай Гумилев прошептал ей: «Машенька, я никогда не думал, что можно так любить и грустить». Они тогда расстались навсегда, Маша умерла 29 декабря 1911 года. Марии Александровне Кузьминой-Караваевой Н.С. Гумилев посвятил стихотворение «Родос», в котором есть строчки:
 
«Наше бремя – тяжелое бремя: 
Труд зловещий дала нам судьба,
Чтоб прославить на краткое время, 
Нет, не нас – только наши гроба». 

В другом стихотворении «Заблудший трамвай» Николай Степанович писал:

«Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла?» 

В 1912 году А.А. Ахматова была в Слепневе недолго, в июне она уехала в Санкт-Петербург, так как была беременна и ждала рождения ребенка. Николай Степанович из Слепнева писал жене: «Каждый день я хожу по Акинихинской дороге, испытывая то, что ты называешь Божьей тоской». 
Это дорога от Слепнева через речку Каменка к карельской деревне Акиниха, что находилась в трех километрах южнее Слепнева. Через эту деревню Гумилев проезжал каждый раз, когда ездил в Подобино к Неведомским. 
Познакомившись с усадьбами Кузьминых-Караваевых, Неведомских, своей матери, в 1913 году в Слепневе Николай Степанович написал стихотворение «Старые усадьбы», где охарактеризовал быт своего имения: 

«Дома косые, двухэтажные,
И тут же речка, скотный двор,
Где у корыта гуси важные,
Ведут немолчный разговор.
В садах настурции и розаны,
В прудах зацветших караси –
Усадьбы старые разбросаны
По всей таинственной Руси… » 

Работалось Николаю Гумилеву в Слепневе хорошо, там он написал  
около сорока стихотворений  и несколько статей. Он дружил с Дмитрием Кузьминым-Караваевым, Владимиром и Николаем Неведомскими, женой Владимира Верой Алексеевной Неведомской-Корольковой. В декабре 1913 года вышел очередной сборник стихов поэта под названием «Колчан», в котором, кроме «Старых усадеб» были включены стихотворения: «Возвращение», «Вечер», «Сказка», написанные в Слепневе.
В январе 1914 года Гумилев влюбился в Татиану Адамович, просил у жены развода, но его мать не разрешила разводиться. Николай Степанович ушел из дома, поселился у Владимира Шумейко, не подозревая, что когда-то тот будет мужем Ахматовой. 
К началу лета 1914 года вся семья Гумилева собралась в Слепневе, но через месяц, оставив там сына и жену, он вернулся в Петербург к Татиане Адамович.
Усадьба Слепнёво, группа на лестнице, ведущей на террасу, 1915 год. Графические материалы из архива Е.Е. Степанова. © Сайт «Николай Гумилёв» | Электронное собрание сочинений, 2018 г

Осенью 1914 года Н.С. Гумилев добровольно ушел на войну рядовым солдатом. В тот же год он был награжден первым Георгиевским крестом IV степени и получил звание ефрейтора. 15 января 1915 года награжден вторым Георгиевским крестом и произведен в унтер-офицеры. В это же время 5 марта 1915 года студент Петербургского университета Николай Гумилев был уволен из числа студентов, как не внесший плату за осень 1914 года. 15 декабря 1915 года вышел сборник стихов Гумилева «Колчан», посвященный Т.В. Адамович.

28 марта 1916 года он стал прапорщиком и был переведен из уланского полка в пятый гусарский полк. Осенью того года он прибыл в Петербург для сдачи экзаменов на офицерский чин.
С фронта и из Петербурга он постоянно писал письма жене в Слепнево. Первого октября 1916 года написал «Дорогая моя Аничка, больше двух недель от тебя нет писем – забыла меня. Я скромно держу экзамены, со времени последнего письма выдержал еще три, осталось еще только четыре из пятнадцати, но среди них артиллерия – увы! Сейчас готовлю именно ее. Какие-то шансы выдержать у меня все-таки есть». 
Но,  не сдав все-таки экзамена по фортификации, 25 октября 1916 года А.С. Гумилев снова отправился на фронт. Февральскую революцию 1917 года он встретил в Петербурге, она осталась для него как-то незамеченной. После этого он поехал в Париж – через Финляндию, Норвегию и Англию, чтобы попасть на Салонинский фронт. Но необходимость в этом уже отпала из-за революции, и Гумилев весной 1918 года выехал на родину. Он ехал навстречу потоку беженцев из России. 
Вернувшись домой, по просьбе жены А.А. Ахматовой, Николай Степановичв августе 1918 года оформил развод. Жена  призналась ему, что любит Владимира Шилейко и собирается выйти за него замуж. Обиженный и оскорбленный Гумилев скоропалительно женился на Анне Николаевне Энгельгардт, которая была достаточно далека от литературных дел, забот и интересов мужа. У них родилась дочь Елена, Гумилев отправил жену с дочерью к своей матери в Бежецк, где было лучше с питанием, чем в столице. А сам попросил Сергея Константиновича Маковского пожить у него на квартире, из которой  только что выехали Владимир Шилейко и его жена Анна Андреевна Шилейко (Ахматова). 
В 1918-1921 годах Гумилев много и активно работал. Он был членом редколлегии издательства «Всемирная литература», о чем его попросил Максим Горький. Являлся председателем Петроградского отделения Союза поэтов, одним из создателей Дома поэтов и Дома искусств. Поэт Николай Чуковский позднее вспоминал:  «Все многочисленные поэты Петрограда того времени, и молодые, и старые, находились в полной от него зависимости. Без санкции Николая Степановича трудно было не только напечатать свои стихи, но даже просто выступить с чтением стихов на каком-нибудь литературном вечере». 
Несмотря на колоссальную работоспособность и загруженность, жил Гумилев в то время трудно, практически впроголодь, продавая вещи. В 1918 году он несколько раз ездил в город Бежецк, где его старая мать спасала от голодной смерти его детей сына Льва и дочь Елену. 
Жена Анна Энгельгардт  потребовала, чтобы он взял Лену из Бежецка в Петроград. Он привез дочь, но жена не сумела ухаживать за ней и отдала дочь в детдом.
В своем дневнике за 21 октября 1920 года поэт Александр Блок писал: «Был на вечере в клубе поэтов на Литейной. Там верховодил Гумилев довольно интересно и искусно. Все под Гумилевым».  В статье «Без божества, без вдохновенья» в апреле 1921 года А. Блок очень резко отозвался о творчестве Н. С. Гумилева: «В стихах Гумилева было что-то холодное и иностранное, что мешало его слушать… Н. Гумилев и другие «акмеисты» в своей поэзии замалчивают самое главное, единственно ценное: душу». 
Судьба отвела Николаю Степановичу Гумилеву всего 35 лет жизни. 3 августа 1921 года он был арестован по подозрению в заговоре, а 24 августа расстрелян, полностью реабилитирован в 1987 году. 
Он был талантливым поэтом, успевшим за свою короткую жизнь написать и опубликовать немало поэтических книг: «Романтические цветы»,1908 год, «Жемчуга», 1910 год, «Чужое небо», 1912 год, «Колчан», 1915 год, «Костер», 1918 год, «Огненный столп».  Также много стихотворений, которые не были опубликованы при его жизни. 
Вина Гумилева перед советской властью была лишь в том, что он оказался умным, работоспособным, талантливым человеком, став жертвой своего ума и таланта. А. А. Ахматова значительно позднее говорила А. И. Солженицыну, что дело Гумилева вел сотрудник ВЧК Яков Агранов.

Анна Андреевна Ахматова.
Анна Андреевна Ахматова (Горенко) родилась 23 июня 1889 года в городе  Одессе. 29 декабря 1904 года в Петербурге она впервые встретилась с Николаем Степановичем Гумилевым, а 28 марта 1905 года побывала в доме его родителей. У них появилось много общих интересов, они стали вместе ходить в театр, встречались на катке, у общих знакомых. Николай познакомился с братом  Анны, Андреем, что позволяло ему бывать в доме Горенко на правах его приятеля. После окончания Анной Андреевной гимназии в Петербурге ее семья переехала жить в город Киев. Начав писать стихи, Анна Андреевна в 1906 году, будучи 17-летней барышней, взяла себе литературный псевдоним Ахматова. 
Возвращаясь из дальних путешествий, Гумилев ежегодно неизменно бывал в Киеве в 1907-1910 годах. 26 ноября 1909 года Анна Андреевна согласилась стать женой Гумилева. 25 апреля 1910 года в церкви села Никольская Слободка, что вблизи Киева,  они обвенчались. Сразу же после свадьбы, 2 мая молодожены отправились в свадебное путешествие в Париж, там познакомились с итальянским художником Амедео Модильяни.
Оттуда они вернулись в дом Гумилевых в Царское Село. Стали жить три Анны – мать поэта Анна Ивановна, жена Анна Андреевна Гумилева (Ахматова) и жена брата Дмитрия Анна Николаевна, которая позднее написала: «А.А. Ахматова была высокая, стройная, тоненькая и очень гибкая, с большими синими грустными глазами, со смуглым цветом лица. Она держалась в стороне от семьи. Поздно вставала, являлась к завтраку около часа – последняя, и, войдя в столовую, говорила: «Здравствуйте, все!» за столом большей частью была отсутствующей, потом исчезала в свою комнату, вечером либо писала у себя, либо уезжала в Петербург». 
Примерно такую же характеристику жене дал Н.С. Гумилев в своем стихотворении «Из логова змиева»: 

«Молчит – только ежится, 
И все ей неможется, 
Мне жалко ее, виноватую, 
Как птицу подбитую, 
Березу подрытую
Над пропастью, Богом заклятую». 

Весной 1911 года Николай Гумилев вернулся из африканского путешествия, высказанное ему решение Ахматовой ехать в Париж, привело к ссоре и размолвке. Ахматова уехала от Гумилева в Париж к художнику Амадео Модильяни и прожила в Париже около двух месяцев. За время этого пребывания, художник нарисовал 16 портретов Ахматовой, которые были утеряны в Царском Селе во время революции 1917 года. Среди них был портрет Ахматовой, где изогнутой черной линией Модильяни набросал фигуру полулежащей женщины со склоненной головой. Из воспоминаний Ахматовой можно понять, что она читала Модильяни 
свои стихи. Он их слушал, жалел, что не понимает и подозревал, что в них таятся какие-то чудеса. 
Прямо из Парижа в начале июля 1911 года Ахматова первый раз приехала в Слепнево. По ее воспоминаниям, горбатая прислужница в дамской комнате на вокзале в Бежецке, которая хорошо знала всех в Слепневе, отказалась признать ее барыней, сказав кому-то: «К слепневским господам хранцужанка приехала». 
15 июля 1911 года Ахматова вместе с Гумилевым отправилась на именины В. Д. Кузьмина-Караваева в усадьбу Борисково. Вместе с мужем она ездила в Подобино к Неведомским, в Дубровку к Хилковым. Ахматова вспоминала, что когда все валялись в Подобине и Дубровке на сеновале, она демонстрировала свою гибкость. В деревне Слепнево Ахматова  стала проводить каждое лето до 1917 года. 
В средине июля 1912 года Ахматова и Гумилев выехали в Слепнево из Москвы, их встречали тогда на станции Подобино. Слепневский след остался во многих ее стихах.

Анна Ахматова в Слепнёве. 1913 год

© Российский государственный архив литературы и искусства.


Гумилев часто оставлял ее одну, уезжая на лошади в Подобино к Неведомским. В 1911 году Ахматова писала: 

Я пришла сюда, бездельница,
Все равно мне, где скучать!
На пригорке дремлет мельница
Годы можно здесь молчать». 

О Слепневе она писала: «Слепнево никакими деревенскими красотами не отличалось. Скромная усадьба, дом деревянный обычного типа во вкусе бесстильных построек конца прошлого века. Терраса садового фасада выходила на круглую поляну, посреди которой рос высокий дуб».
Природа вокруг Слепнева, деревенский пруд,  поля, парк и дуб в нем были воспеты Анной Андреевной: 

«Затянулся ржавой тиною
Пруд широкий обмелел,
Над трепещущей осиною
Легкий месяц заблестел». 

Н. С. Гумилев много путешествовал, а А.А. Ахматова оставалась в Слепневе и писала в 1913 году о деревенском быте: 

«Цветов и неживых вещей
Приятен запах в этом доме 
У грядок груды овощей
Лежат, пестры, на черноземе.
Еще струится холодок,
Но с парников    снята рогожа.
Там есть прудок, такой прудок,
Где тина на парчу похожа.
А мальчик мне сказал, боясь,
Совсем взволнованно и тихо,
Что там живет большой карась
И с ним большая карасиха». 

Позднее в своих воспоминаниях Анна Андреевна писала: «Каждое лето я проводила в бывшей Тверской губернии, в пятнадцати верстах от Бежецка. Это не живописное место: распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, «воротца», хлеба, хлеба. Там я написала очень многие стихи «Четок» и «Белой стаи» - так записала она в своей автобиографии в 1963 году. 
Летом 1913 года, находясь в Слепневе, Анна Андреевна писала: 

«Ты знаешь, я томлюсь в неволе
О смерти господа моля,
Но все мне памятна до боли
Тверская скудная земля.
Журавль у ветхого колодца
Над ним, как кипень, облака,
В полях скрипучие воротца
И запах хлеба и тоска.
И те неясные просторы,
Где даже голос ветра слаб,
И осуждающие взоры
Спокойных загорелых баб». 

В 1914 году Ахматова приехала в Слепнево 10 июля. В письме мужу она писала: «Погода испортилась, становится скучно, и я предчувствую раннюю осень. Целые дни лежу у себя на диване, изредка читаю, но чаще пишу стихи». В том году А.А. Ахматова написала в Слепневе 150 четверостиший поэмы «У самого моря».

Летом 1916 года Анна Андреевна вместе с сыном Левушкой, которому не было четырех лет, ехала на крытой телеге (тарантасе) из Бежецка в Слепнево.
Был поздний летний грозовой вечер, дорога шла через деревни: Заручье, Градницы, Борок, Теребени. Впечатления были настолько сильны, что она написала стихотворение:

«Город сгинул, последнего дома
Как живое взглянуло окно…
Это место совсем незнакомо, 
Пахнет гарью и в поле темно. 
Но когда грозовую завесу
Нерешительный месяц рассек, 
Мы увидели: на гору, к лесу 
Пробирался хромой человек. 
Было страшно, что он обгоняет
Тройку сытых, веселых коней. 
Постоит и опять ковыляет
Под тяжелою ношей своей. 
Мы заметить почти не успели, 
Как он возле кибитки возник.
Словно звезды глаза голубели, 
Освещая измученный лик.
Я к нему протянула ребенка, 
Поднял руку со следом оков
И промолвил мне благостно – звонко:
«Будет сын твой и жив и здоров!»». 

В очередной раз Ахматова выехала в Слепнево вместе с Гумилевым в конце декабря 1916 года. Гумилев пробыл в деревне всего два дня, новый год встречали без него. Ахматова оставалась в Слепневе до средины января 1917 года. 
В августе 1917 года Ахматова писала из Слепнева Гумилеву, что очень скучает в деревне, и с ужасом думает о зиме в Бежецке. Находясь в Слепневе, Анна Андреевна переписывалась с мужем. Она узнавала о его увлечениях то Ларисой Рейснер, то Анной Энгельгардт. Возможно, увлечение Ларисой Рейснер и погубило Гумилева, так как ее будущий муж Федор Раскольников, став советским чекистом, ревновал жену к Гумилеву и не мог простить их прежних отношений. 
Анна Андреевна Ахматова в Санкт-Петербурге увлеклась Владимиром Шилейко (1891-1930гг.). Он был поэтом, ассириологом, сотрудником журнала «Апполон».
Он стал вторым    официальным мужем Ахматовой, 5 августа 1918 года состоялся развод Гумилева и Ахматовой. 9 июля 1921 года Анна Андреевна последний раз встретилась с Гумилевым, 3 августа его арестовали, а 24 августа расстреляли.

Анна Андреевна официально
  взяла себе фамилию по своему литературному псевдониму Ахматова, во время оформления развода со вторым мужем Владимиром Шилейко 8 июня 1926 года. Таким образом, до 25 апреля 1910 года она носила фамилию Горенко, с 1910 по 5 августа 1918 года – Гумилева, с 1918 по июнь 1926 года – Шилейко, а с 8 июня 1926 года она официально стала Анной Андреевной Ахматовой. 

Слепнево оставило большой след в жизни А. А. Ахматовой. Здесь она написала около 60 стихотворений, которые вошли в сборники «Четки»
  (1914 год), «Белая стая»  (1917 год)  и «Подорожник»  (1921 год). А.А.Ахматова в Слепневе бывала только летом с 1911 по 1917 годы, лишь один раз она была здесь зимой, встретив 1917 год. 
Во время своего последнего пребывания в Слепневе летом 1917 года Анна Андреевна писала:

«Течет река неспешно по долине
Многооконный на пригорке дом.
А мы живем как при Екатерине,
Молебны служим, урожая ждем». 

Тяжелую жизнь прожила Анна Андреевна в тревогах за своего сына Льва Николаевича. Семнадцать месяцев провела она в тюремных очередях в Ленинграде, чтобы передать очередную передачу сыну. Сначала его арестовали «за папу» в 1935 году, освободили в 1937 году. Второй раз арестовали «за себя» в 1938 году, приговорили к расстрелу, заменили лагерем, освободили через пять лет в 1943 году. Третий раз арестовали «за маму» 7 ноября 1949 года, он отсидел безвинно семь лет, был освобожден в 1956 году. В общей сложности Лев Николаевич Гумилев отбыл в сталинских лагерях 14 лет своей жизни.
1 апреля 1957 года Анна Андреевна записала, что однажды в тюремной очереди ее «опознали», спросили, сможет ли она описать «это». Она ответила, что сможет, и написала – «Реквием».
В 1965 году А.А. Ахматова побывала в Лондоне и Париже, встретилась с друзьями юности, эмигрировавшими после октябрьской революции 1917 года. Это была ее последняя поездка. Вернувшись, перенесла четвертый инфаркт.
Утром 5 марта 1966 года ее не стало, но жизнь и имя ее остались легендой. Была похоронена на кладбище в Комарово возле города Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга.

Мои воспоминания.
Сейчас нет ни деревни Слепнево, ни ближайших к ней карельских деревень.   Деревня Слепнево находилась в одном километре от карельской деревни Поцеп, где родилась моя мать,  и в трех километрах от деревни отца Петряйцево, где я родился.  Эта деревня с детства была мне небезразлична, так как мой дед И.И. Визюркин работал шесть зим с 1911 по 1917 годы у барыни Анны Ивановны Гумилевой конюхом. Здесь в начальной школе в 1929 году училась моя мать, ее первой учительницей была Анастасия Константиновна Лебедева.
Начиная с 1957 года,  я летом часто  ездил на велосипеде в Слепнево со своим детским другом Поляковым Витей, который приезжал в нашу деревню из Ленинграда,  к его бабушке. Радость была в том, что в бывшем барском саду росло много лесного орешника.
От  барского дома в Слепневе  до речки Каменка с полкилометра дорога была вымощена дикими речными камнями одной величины. Она была прямой и гладкой, мы любили кататься по ней на велосипедах, особенно под горку от деревни. Вдоль западной стороны дороги шли сплошные насаждения из берез, рябин, черемухи и ивы.
Проехав по мосту через речку Каменку, начинался подъем на холм, на котором стояла деревня Хотена. Далее был снова спуск с горы, в низине дорога раздваивалась: прямо шла на Зобищи, направо – на Теребени и дальше на Бежецк. Это были проселочные дороги с колеями от одерных и тележных колес, да следами от копыт лошадей между колеями  дороги, еще не знавшие тогда машинного и тракторного следа.
Во всех направлениях Слепнево окружали другие многочисленные русские и карельские деревни. К югу –  русские деревни Хотена,  Зобищи, Молоди, Заболотье, Теребени, к западу – Ханино, к северу и востоку  – карельские деревни Поцеп, Петряйцево, Шейно, Терехово и Акиниха. Жители рассказывали, что каждая деревня до революции  была огорожена и перед въездами в нее находились ворота. Заслышав звон колокольчиков, к воротам выбегали деревенские мальчишки и открывали их. Проезжающие часто одаривали мальчишек конфетами и пряниками.
Деревня Заболотье находилось в 4 километрах от Слепнева к юго-востоку за деревней Акиниха, что была в двух километрах от Слепнева. Хотена стояла на горе за речкой Каменкой в полутора километрах к югу от Слепнева. Теребени – в трех километрах к юго-западу. Карельская деревня Поцеп была в одном километре к северо-востоку от Слепнева, Петряйцево – в трех километрах, Терехово – в 2,5 километрах к востоку от Слепнева.
Называю эти деревни потому, чтобы они сохранились в памяти, так как на их месте остались лишь заросшие лесом и кустарником холмы да возвышенности, на которых они стояли. На севере и востоке карельские деревни окружали леса.
Деревня Слепнево располагалась буквой Г, основная улица шла с севера  на юг, рассекая пополам бывшую барскую усадьбу Гумилевых,от которой к 1957 году оставался лишь фундамент, пруд, дуб, парк и сад. Тогда  в Слепневе еще было несколько домов, был виден фундамент разобранного в 1935 году дома Гумилевых.  Если ехать из Поцепа в Хотену, то слева стояли два дома Поляковых и  бывший дом Паршиных, справа – дома Филипповых и Клубовых. 

Урочище Слепнёво. Фотография С.В. Бривера. 2019 год


В марте 1966 года умерла Анна Андреевна Ахматова. Получилось так, что в год смерти А.А. Ахматовой 
не стало и деревни Слепнево, последняя жительница баба Вера Филиппова в 1966 году переехала жить в нашу карельскую деревню Петряйцево.

Тогда в 1966 году мы еще не знали, как высоко будут позднее ценить творчество А. А. Ахматовой и Н.С. Гумилева, поэтому не занимались подробными расспросами о них у жителей деревень. Когда мы работали учителями в Карело-Кошевской школе, опубликованные стихи Ахматовой и Гумилева нам 
попадалось очень редко. Но 1 сентября 1974 года, в год 85-летия Ахматовой моя жена Зинаида Ивановна водила свой класс пешком за четыре километра из Карело-Кошева в Слепнево. Она рассказывала ребятам то, что знала  о Гумилевых и Ахматовой. 
О Гумилеве и Ахматовой  в нашей местности заговорили во весь голос в 1989 году, когда отмечали  100-летие со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой.
Творчество Н. С. Гумилева и А. А. Ахматовой будет еще долго волновать исследователей, информации о них со временем станет значительно больше в связи с постепенным рассекречиванием архивных материалов.

Источник: А. Н. Головкин. В краю двух культур, Ржев, 2005 год. Ссылки на первоисточники в книге имеются.