Геннадий Синицкий
Из серии
«Храмы земли Невельской» 

История становления и освящения церкви Николая Чудотворца в селе Козыри Невельского уезда (ныне Пустошкинский район Псковской области)

Начало существования храма в селении Козыри было положено бывшей хозяйкой фамильного имения госпожой Дюран –де – Фрезаль, построившей его над могилой своего мужа — француза (участника похода 1812 года). Точный год постройки этой церкви неизвестен, но его освящение в честь святителя и чудотворца Николая, как видно из записи на кресте, водруженном под священным престолом, было совершено 3-го июля 1833 г., по благословению преосвященного Гавриила, епископа Могилевского и Витебского, протоиереем Невельской Успенской церкви Александром Чичкевичем. 


Храм изначально предназначался для личного пользования владельцев имения, а поэтому его размер был крайне мал. Он имел в длину и ширину по 3 сажени, и разделялся иконостасом на две равные части. Внутри он был весь оштукатурен, но не имел окон. Поэтому свет проникал внутрь только через входные двери. В нём был двухъярусный иконостас из отполированного ясеня. Со стороны храм был очень прост, имел вид обыкновенной крестьянской избы и украшался лишь крыльцом, служившим продолжением церковной крыши, с передней части — на четырёх больших столбах. Купола на храме не было, только крест утверждался непосредственно на самой его крыше. Помещица Дюран–де–Фрезаль, строя этот храм, желала иметь здесь отдельный причт, и для этого у неё уже были построены причтовые постройки. Она также отвела для группы священнослужителей солидный участок земли. Оставалось только обеспечить их денежным содержанием. А так как из своих личных средств она это делать не пожелала, то возбудила ходатайство перед епархиальным начальством о денежном обеспечении группы священнослужителей предполагаемого причта. Но её просьба не была удовлетворена, вследствие совершенной ненадобности обращения этой церкви в приходскую. Дело в том, что селение Козыри от погоста Язно–Пятницкого прихода располагалось всего в двух верстах, и разделялось озером Язно, через которое была устроена паромная переправа. Язновский приход в то время был невелик. В нём насчитывалось около 500 человек. Поэтому с открытием нового прихода Язно–Пятницкая церковь утратила бы почти половину своих прихожан. С тех пор Николаевская церковь была обращена в кладбищенскую, с припиской к Язно–Пятницкому приходу.

 Долгое время, благодаря заботам и попечению строительницы и последующих владельцев имения, храм содержался в чистоте и порядке. Время от времени в нём совершались богослужения. Но когда имение начало переходить из рук в руки людей которые в нём не проживали, а сдавали его только в аренду, тогда и храм остался без хозяйского присмотра. На его крыше образовалась течь, прогноившая напрочь весь потолок. Заботами бывшего здесь когда–то священника о. Каллиника Савицкого весь храм был перекрыт, но внутри, по-прежнему, оставался прогнивший потолок. Со временем на нём начала сильно портиться и отпадать кусками штукатурка, так что служить в храме было очень рискованно. К этому примешалась еще чрезмерная теснота, очень часто препятствовавшая внеалтарным действиям священника. С осени 1898 года местный причт решил приступить к капитальному ремонту Николаевской церкви. По просьбе священника владельцы бывшего имения Козыри (крестьяне) Стефан Васильев и Филипп Либик отпустили 50 пней соснового леса, который вывезли крестьяне к месту работ. Общим советом было решено, во избежание тесноты в храме, пристроить к нему алтарь в полторы сажени длиной и две сажени шириной, чтобы таким образом, все остальное здание было обращено на среднюю часть храма. Потолок обшили досками, а в стенах и алтаре прорезали по два окна. На крыше устроили купол и всё окрасили. Внутренний ремонт, вместе с материалами, взял на себя священник Николай Савицкий, все остальное было  решено сделать на частные пожертвования. Обо всем этом было направлено прошение на имя его преосвященства, покойного епископа Полоцкого и Витебского Александра, на что и последовало разрешение. После сделанного ремонта, церковь стала неузнаваема, как внутри, так и снаружи. В ней всё было чисто и изящно. Приёмку церковных работ произвёл местный благочинный отец еще в конце июля месяца, но разрешение на освящение затянулось до осени 1899 года, вследствие смерти преосвященного Александра и лишь 22 сентября последовала одобрительная резолюция Преосвященного Тихона, Епископа Полоцкого и Витебского. В ней поручалось совершить освящение храма местному благочинному. О дне освящения церкви люди из окрестных сёл были оповещены за неделю до события. Поэтому еще накануне к всенощной службе собралось большое количество прихожан. А так как и накануне и в самый день освящения погода была очень благоприятная, то большая часть народа находилась вокруг храма. Вся церковная служба была хорошо слышна через открытые окна и двери. Всенощное бдение совершал священник Гультяевской церкви Дмитрий Квятковский с диаконом Неведровской церкви Митрофаном Ляшкевичем, а на литию и полиелей выходили: благочинный — Георгий Завилейский, священник Неведровской церкви Иоанн Завилейский, священник Малаховской церкви Авксентий Латышевский, священник Кубецкой церкви Митрофан Ширкевич. Во время всенощной, а равно как и на чине освящения церкви, и литургии с молебном пел местный хор под управлением священника Николая Савицкого.

Утром 17 октября 1899 года в Язновской церкви была совершена ранняя литургия священником Митрофаном Ширкевичем. Во время причастного звучало поучение о любви к врагам своим. В 8 часов утра все священники отправились на лодках в Козыри. После облачения, священниками было совершено освящение воды и святейшего престола, а затем совершен крестный ход вокруг храма со священным антиминсом на главе благочинного, причём присутствующий народ и стены храма окроплялись святою водой. Обратное возвращение в храм, равно как и весь чин освящения был совершен по указанному в большом требнике порядку положения антиминса, по благословению епископа, архимандритом, игуменом или священником. В конце чина освящения было возглашено многолетие Его Императорскому Величеству, Государю Императору Николаю Александровичу, Государыне Императрице Александре Федоровне, Государыне Императрице Марии Федоровне, Благоверному Государю-Наследнику Великому Князю Михаилу Александровичу и всему Царствующему Дому, Святейшему Правительствующему Синоду и Господину Преосвященному Тихону, Епископу Полоцкому и Витебскому, Христолюбивому Российскому воинству, настоятелю, прихожанам и всем православным христианам. Литургию совершал отец благочинный в служении священников: Иоанна Завилейского, Авксентия Латышевского, Николая Савицкого и Дмитрия Квятковского. В конце причастного (после причащения), священником Николаем Савицким было сказано поучение о важности храма, как места общественной молитвы. Вслед за литургией всем присутствовавшим духовенством был совершен благодарственный, с коленопреклонением молебен за спасение Августейшего Семейства от смертной опасности 17 октября 1888 г. Причём, среди многолетий была возглашена вечная память Миротворцу–Царю Александру Александровичу, пропетая дружным хором священников. После молебна, все служившие в нём отправились обратно на лодках в дом местного священника, где была предложена скромная трапеза. 

В настоящее время от Николаевской церкви остались еле заметные элементы фундамента. Она тихо умерла, как умирает и сама деревня Козыри Пустошкинского района Псковской области, в которой постоянно проживает один единственный человек.