Псковский воск для ганзейского купца

Почему в архивах не найти документа о создании Ганзы и какими товарами обменивались ганзейцы с псковскими торговцами

Бремен, Гамбург, Любек, Грайфсвальд, Росток, Штральзунд, Висмар. Автомобильные номера в этих немецких городах начинаются с дополнительной латинской буквы «H». Она означает Hansestadt (ханзештадт), то есть «ганзейский город». В Средние века все они входили в Ганзейский союз – Hanse, играли в нем ключевую роль, за что и удостоились особых знаков исторического отличия.

С середины XII века начала складываться купеческая Ганза – сообщество немецких торговцев. Они торговали в Англии, Фландрии, Норвегии, России. И география постоянно расширялась. Купеческие товарищества могли финансировать покупку и содержание собственных постоялых дворов, а также добиваться за границей общих торговых привилегий. На финансирование сообществ каждый купец отчислял определенный процент с прибыли. У себя дома, то есть на территории Священной Римской империи германской нации, немецкие купцы пользовались защитой императора. В годы борьбы за власть в империи, а в сущности безвластья, свободные немецкие города начали сами заботиться о безопасности своих купцов. В середине XIII века возникли первые региональные союзы, было положено начало развитию городской Ганзы. Процесс был долгий и постепенный. Когда позже возникла необходимость найти договор о создании Ганзы, такого документа, ко всеобщему удивлению, ни в одном из архивов не обнаружилось.


Королевская грамота

Само слово Hanse появилось за много сотен лет до образования первых ганзейских гильдий, а сами эти гильдии долгое время обходились без какого-то специального названия. В своем нынешнем, привычном нам значении оно впервые упоминается в 1267 году в королевской грамоте, выданной немецким купцам в Лондоне, когда их дела в этом городе шли уже полным ходом. Слово Hanse (Hansa) они заимствовали у торговцев из Фландрии, хотя корни у него были немецкие. В письменных источниках слово Hansa впервые встречается в переводе Библии, сделанном еще в IV веке Вульфилой – первым епископом готов и создателем готического алфавита. Вульфила использовал его для обозначения группы вооруженных людей. Сначала им называли налоги и пошлины с торговцев, а затем – самих купцов во время заграничных походов, в которые они отправлялись, конечно же, с охраной и оружием.

Денежки врозь

Своего рода столицей Ганзы был вольный имперский город Любек. Здесь, в частности, располагался ганзейский апелляционный суд. Споры возникали постоянно как между отдельными купцами, так и между целыми городами. Если за границей ганзейские города и купцы выступали совместно, чтобы добиваться своих целей, то на территории империи они были конкурентами, действуя по принципу: дружба дружбой, а денежки врозь. Любек нередко брал на себя львиную долю расходов на войны и другие конфликты. Широкое распространение в Ганзейском союзе получило Любекское городское право. Оно действовало, например, в Великом Новгороде – важнейшем торговом партнере Ганзы на русских землях.


Цвет Ганзы

Помимо Любека среди наиболее влиятельных и старейших членов Ганзы следует назвать Кельн и Гамбург. В их гербах, как и в геральдических знаках многих других ганзейских городов, присутствует белый и красный – традиционные цвета Ганзы. Гамбург сейчас является, пожалуй, самым ганзейским из всех ганзейских городов и всячески поддерживает этот имидж. В отличие от Гамбурга, в Кельне о ганзейском прошлом сейчас вспоминают относительно редко. Один из старейших немецких городов ведет свои летописи со времен древних римлян. Он не был чисто ганзейским городом. Его купцы успешно торговали по всей Европе задолго до зарождения этого союза. 

Корона в залог

Форпостами Ганзы на востоке континента стали Гданьск и Рига. Отдельного упоминания стоит так называемый Тевтонский орден, владевший землями в Восточной Пруссии. А одним из важнейших центров торговой деятельности ордена был Кенигсберг – нынешний Калининград. Вообще, число городов, входивших в Ганзу, постоянно менялось, но около семидесяти из них историки относят к ядру этого сообщества. Большинство находилось на северных территориях Священной Римской империи германской нации, то есть у Балтийского и Северного морей. Бремен и Гамбург относились к крупнейшим членам Ганзы. Причем оба до сих пор сохранили свою традиционную независимость: в современной Германии они обладают статусом самостоятельных федеральных земель. Помимо этих городов такой статус сейчас имеет только Берлин, но по другим причинам. Берлин входил в Ганзу, но был вынужден покинуть этот союз в 1452 году. Помимо Берлина еще несколько городов пытались совместными усилиями укрепить свою независимость от своего земельного феодала, но потерпели поражение. Немецкие феодалы, с одной стороны, были заинтересованы в экономической выгоде от развития ганзейских городов на своих территориях, тем более что статус свободных и соответствующие привилегии эти города получали не бесплатно. Они нередко выступали в роли кредиторов, то есть давали своим удельным князьям взаймы. Из-за границы к ним тоже обращались за финансовой помощью. Кельнские купцы кредитовали однажды даже английского короля, за что получили в залог его корону.


Чем торговали

Парусники-когги ганзейских купцов бороздили моря – Северное, Балтийское, вдоль атлантического побережья Европы. Торговые связи и интересы этого сообщества распространялись от Скандинавии до Италии, от Португалии до России. На важнейшем торговом пути находились Лондон, Брюгге, Гамбург, Любек, Таллин, Новгород. Сукно и соль составляли основную массу товаров в одном направлении, пушнина и воск – в другом. Этим ганзейским маршрутом российские соболя попадали в Венецию, где пользовались особым спросом. Пшеница, рожь и ячмень, сельдь и вяленая рыба, смола, соленое сливочное масло, пиво, металлы и руды, древесина, украшения из янтаря, рейнское вино – чем только и где только не торговали ганзейские купцы в средневековой Европе.


Через Фландрию в Россию


В 1157 году английский король Генрих II гарантировал особую защиту торговцам из Кельна, ходившим в Лондон, и разрешил им продавать рейнское вино на одном рынке и на равных условиях с французами. Кельн в Ганзе будут называть «винным погребом». Гданьск, например, станет ганзейским «зерновым складом», Люнебург – «соляным», Росток – «солодовым», Щецин – «рыбным», Краков – «медным», Таллин (Ревель) - «восковым и льняным». В Лондоне кельнские торговцы закупали английскую шерсть. На протяжении последующих столетий английская шерсть будет одним из важнейших товаров Ганзы. Главный рынок ее сбыта – Фландрия, где из этой шерсти производили сукно, которое ганзейские купцы везли дальше в Россию.
В Россию ганзейские купцы помимо фламандского сукна везли соль из Люнебурга и Франции. Крупных запасов собственной соли в регионе не было, а из воды Балтийского моря добывать соль было невозможно из-за крайне низкого ее содержания. Еще одним важным товаром на этом направлении, как ни странно, был мед.
Некоторые историки предполагают, что душистый мед с европейских лугов больше нравился русским, чем свой лесной. По другой версии – европейский мед русские купцы везли дальше в южном направлении до Константинополя, где он пользовался особым спросом. Что касается соли, то по объему в торговле с российско-ливонским регионом она стояла на первом месте. Так, согласно таможенным записям, из 1700 больших ганзейских кораблей 1216 были загружены солью из Люнебурга или Франции.


Мех и воск

 Из Великого Новгорода, Пскова, Полоцка, Витебска, Смоленска ганзейские купцы возвращались домой по Балтийскому морю с пушниной и свечным воском. Немецкие гильдии имели привилегию на торговлю и с другими русскими городами, что они сначала и делали, но в XIV веке основная их деятельность сосредоточилась на первых двух – Великом Новгороде и Пскове. Главный ганзейский интерес в России – пушнина. На оптовые рынки ее свозили из разных регионов, среди которых историки особо выделяют Югру, прибрежные районы Белого моря, Карелию и Поволжье.
Особо ценился соболь. За сотню собольих шкур из России в Венеции в начале XV века платили 82 дуката. Соболя хотя и были самыми дорогими, добывались в таком количестве, что их шкуры служили самостоятельной денежной единицей. Новгородская пушнина, которую закупали ганзейские купцы, считалась наиболее качественной и была самой дорогой. Меха с рынков в Смоленске и Ливонии (то есть современных Латвии и Эстонии) были дешевле. Общий объем сделок, как подчеркивают историки, оценить невозможно, но имеются отдельные сведения из дошедших до наших дней учетных книг, в частности, одного из крупнейших купеческих домов Любека. Согласно таможенным портовым книгам, в 1405 году на трех кораблях в конвое из Риги в Брюгге (Фландрия) было доставлено 450 тысяч шкур. И это лишь один эпизод. Груз принадлежал 107 ганзейским купцам.
Другим основным товаром из России был свечной воск. В Великий Новгород его доставляли из Нижнего Новгорода, Смоленска и Карелии. С воском, правда, часто возникали проблемы. Местные продавцы нередко пытались примешивать в него разного рода жир, толченые желуди, древесные смолы и даже молотый горох. Ганзе приходилось оплачивать специальных контролеров, но нередко сами ганзейские купцы были замешаны в этих махинациях и перепродавали некачественный товар, хотя им грозили существенные штрафы. Основными рынками сбыта российского свечного воска были Фландрия и Англия.
Екатерина Образцова
Псковская правда (Псковская область). - 2017. - 27 сент.-3 окт. (№ 39-В). - С. 2.