Ганза и Русь: торговые войны и «военная» торговля

Автор этого материала - один из победителей II Международного конкурса СМИ «Ганза -связь времён».
Ганза - Союз северонемецких городов - и Великий Новгород - две основные силы Северной Европы Средневековья. Их отношения складывались непросто, но плотно: Ганза стремилась изолировать Новгород и Псков от остальной Европы, Новгород стремился разорвать эти торговые узы. Весы качались то в одну, то в другую сторону, но всё же ганзейцы почти 250 лет держали эти весы на своём прилавке.
Ганзейские торговцы в Новгороде. Современный рисунок



Ганза и Любек постановляют...

«Города немецкой Ганзы» - это название становится официальным с 1358 года. Но ещё в конце XII века главенствующую роль в Ганзе занял Любек, и потому решения «ганзетагов» обычно начинались со слов: «Ганза и Любек постановляют...». Первый общий съезд городов Ганзейского союза состоялся в Любеке в 1367 году. Избранный ганзетаг (своеобразный парламент союза) распространял законы в виде грамот, отражавших обычаи и прецеденты. Высшим органом власти в Ганзе был общеганзейский съезд, рассматривавший вопросы торговли и взаимоотношений с государствами. В промежутках между съездами текущими делами руководил рат (городской совет) Любека, во главе которого стоял ратман.
У Ганзы не было постоянных вооружённых сил: собственного флота, сухопутной армии, ежегодного бюджета. Необходимое давление, наказание непокорных или провинившихся городов и даже стран достигались торговыми эмбарго, запретами и противодействием на торговлю за пределами внутреннего рынка, натравливанием союзников или подкупом, а также лоббированием влиятельных торговых людей в национальной правящей верхушке, которые оказывали в свою очередь давление на главенствующее лицо. Эти методы успешно используются повсеместно и сейчас, но Ганза в Европе весь набор применила первой и весьма удачно. Только одно государство ганзейцам подчинить оказалось не под силу - Россию, когда Новгород и Псков вошли в состав Московии, и главенствующим направлением в политике стала не торговая прибыль, а государственный интерес. Однако Новгороду и Пскову Ганза сумела навязать свой полярный торговый взгляд, хотя была вынуждена считаться. Предметом всегдашних претензий Ганзы и основой её процветания были торговые монополии, особенно сырьевые, беспошлинная торговля, которых она добилась от Новгорода.
Формально Новгородское и Псковское княжества не входили в Ганзу, но имели теснейшие торговые связи, представительства и торговые фактории в ганзейских городах, как и Ганза - в ряде городов этих русских княжеств. В Новгороде и Пскове имелись ганзейские торговые кварталы - Немецкий и Готский дворы, которые жили, согласно договору, своим уставом - своего рода город в городе.
Если ганзейцам был нужен Рыбный торг, их путь лежал через устье Псковы и Верхние решетки к Рыбникам, где располагались рыбные ряды. Рисунок Юрия Спегальского




В Пскове Любекский (Ганзейский) двор располагался на Завеличье – за рекой Великой. К началу XIV века Ганза добилась особой привилегии в торговле с Новгородом и Псковом. В дальнейшем к городам Ганзы присоединились ливонские города - Рига, Дерпт, Ревель, однако Нарва никогда не входила в этот союз.

Монополия торговли

Прав на исключительную торговлю с Новгородом и Псковом Ганза добивалась через блокаду балтийских морских путей: запрет на торговлю в балтийских городах-партнёрах и нападения на новгородские торговые морские караваны - то есть, попросту, пиратство, на что привлекался капёрский и даже военный флот. А также мздой, которую ганзейцы выплачивали влиятельной верхушке новгородского боярства за проталкивание для себя особых прав. Конечно, при этом приходилось часто идти на компромиссы, но главного для себя Ганза добилась: немецкое купечество сумело занять в Новгороде привилегированное положение. Одной из важнейших привилегий ганзейцев и источником больших прибылей являлось почти полное освобождение ганзейских купцов от уплаты пошлин. Ганзейцы при проезде через новгородские владения уплачивали лишь одну проездную пошлину - в Гостинополье, размер которой определялся «стариной». Главным образом через ганзейские города товары и сырьё с Руси попадало в Средневековую Западную Европу.

И за колупание, и за наддачу

К сожалению, наибольшему ущербу в торговле, согласно выторгованным ганзейцами Правам, подвергались русские купцы. Так, при покупке у новгородцев мехов и воска - главных предметов ганзейского экспорта из Новгорода, ганзейцы имели право меха осматривать, а воск «колупать», то есть, откалывать куски воска для проверки его качества. К покупаемому меху ганзейцы могли требовать наддачи, которая являлась компенсацией за возможную недоброкачественность товара. Размеры наддачи, так же как и отколотых кусков воска, которые, кстати сказать, в счёт веса покупаемого воска не засчитывались, не были установлены юридическим путём, а определялись лишь довольно растяжимой «стариной». Пользуясь этим, ганзейцы откалывали весьма солидные куски воска, а к мехам требовали чрезмерных наддач, на что неоднократно жаловались новгородцы. Новгородцы при покупке ганзейских товаров подобных прав не имели.
Сукна же, пользовавшиеся в Новгороде большим спросом, ганзейцы продавали поставами - лакенами. Лакен сукна должен был иметь в длину 44 локтя. Но покупатель мог проверить его длину только дома, ибо при покупке осматривать и промерять сукно не разрешалось. Лакены продавались в свёрнутом виде, в обёртке, которая служила образчиком содержимого. На обёртке имелась пломба, удостоверявшая доброкачественность товара. Однако, несмотря на наличие пломбы, новгородцы, снимая у себя дома обёртку, часто обнаруживали, что лакены не имеют положенных 44 локтей в длину, иногда же они оказывались сшитыми из нескольких кусков сукна. Соль продавалась мешками, мёд и вино - бочками. Мешки соли, так же как и бочки меда и вина, должны были содержать определённый вес - 20 ливонских фунтов, но они ни взвешиванию, ни измерению не подлежали. Ганзейцы соль продавали не по весу, а мешками - понятно, обвес был частым явлением, а вино разбавляли водой. В 1518 году в Псков привезли низкопробное серебро, правда, через шесть лет его отправили обратно в Дерпт. В другой раз в 1300 году «гость» привез в Новгород некачественную ткань, и олдерман (ганзейский старейшина) заставил своего купца увезти брак обратно. Можно представить, как злоупотребляли этим обстоятельством ганзейцы, как наживались за счёт недомера и недовеса товаров. Это длинный список запрещённых к продаже русских товаров (знакомая тема), в который входили клинки, оружие, золото, цветные металлы, ряд иных товаров, однако хитрые ревельские купцы обходили запреты, перевозя те же клинки в бочках из-под сельди.


Чтобы войти в Псков, купцам из Немецкой слободы нужно было перейти через плавучий мост через Великую и пройти через Власьевские ворота. Рисунок Юрия Спегальского




Конечно, возникали обманы с обеих сторон, хотя со стороны новгородцев и славян такие случаи были достаточно редки. Например, в 1414 году некий купец Брюгге жаловался, что новгородский купец наложил кирпичей в проданный воск для придания ему веса.

Обходные пути иногда ближе прямых

Далее Ливонии русских купцов ганзейцы редко пускали из опаски налаживания прямых связей. Точно так же они старались не допустить к прямым контактам с Новгородом и Псковом англичан, фламандцев, голландцев, французов. Потому плавание для новгородцев и псковичей в Средние века было по дальней Балтике и Северному морю сопряжено со многими опасностями - их караулили ганзейские капёры, при этом часто и заход в прибалтийские порты, если Любеком и Ганзой было наложено вето, предвещал мало хорошего, кроме ареста товара.
Однако если ганзейцы накладывали какой-либо запрет на торговлю, этим успешно пользовались свеи (шведы) и датчане, которые ввозили в Новгород и Псков часть запрещённых товаров через вторые руки: покупая как бы для себя, но перепродавая с наценкой русским купцам, которые тоже пользовались этим каналом, перекупая часть товаров через Швецию, переезжая на своих судах на другую сторону залива. Обходные пути иногда бывают ближе прямых - торговые потоки не просто остановить, хотя ганзейцы всеми силами старались пресечь подобные торговые каналы, наказанием и новгородцев, и западных торговых соперников. Между Ганзой и Новгородом с Псковом происходили настоящие многолетние торговые войны.

***

Торговля между немецкими ганзейскими городами и Новгород-Псковской Русью никогда не была лощёной и гладкой, как не являлась абсолютным благом для Руси, как иногда представляют. Это были частые торговые войны с применением санкций всего спектра: Ганза всеми силами стремилась отделить Северную Русь от Европы - стать единственным между ними посредником. Но, как показала история, долго так продолжаться не могло.
Дмитрий Власов (Печатается в сокращении)
Псковские новости, 2014, 1 августа, № 67.