Обсерватория на древнем здании



Это древнее здание располагается на территории Псковской ТЭЦ, в глубине квартала, образуемого улицами Советская, Детская и набережной реки Великой. Раньше к нему вел небольшой тупиковый Кислинский переулок, начинавшийся левее дома № 29 по Советской улице и упраздненный в послереволюционное время. Немощеный переулок с каменным зданием на левой стороне, стоявшим чуть наискосок к проезжей части, обозначен И.Ф. Годовиковым на цветном плане 1857 года. К сожалению, для приложенного к плану атласа рисунков древних построек это здание он не зарисовал.



И после Годовикова еще полвека это здание не привлекало внимание псковских краеведов. В трудах А.С. Князева, И.И. Василева, Ф.А. Ушакова оно не упоминается. И лишь Н.Ф. Окулич-Казарин в «Спутнике по древнему Пскову» (1913г., стр. 137) посвятил описанию дома Жуковского, которому тогда принадлежало домовладение, десяток строк. Он обратил внимание на «следы излюбленного Псковичами крыльца на толстых коротких столбах». Заметим, что этим крыльцом, прилегающим к западной стене древнего здания, и сейчас пользуются работники псковских городских электросетей, поднимающиеся в свое служебное помещение. Крыльцо имело не только верхнюю и среднюю площадки (так называемые «рундуки»), сохранившиеся до наших дней. Но, очевидно, и нижний рундук, под которым осталась лишь одна ступенька.
Следует учитывать, что культурный слой земли вокруг здания превышает полтора метра. Поэтому старинный первый этаж древнего здания Окулич-Казарин принял за подвалы: «Они громадны, под могучими коробовыми сводами», -пишет он. «Посреди главного подвала стоит колоссальный плитяной столб, каждая из четырех граней коего имеет два аршина ширины».
Все пять помещений первого этажа имели отдельный вход, и это свидетельствует, что первоначально этаж использовался под склады. Чтобы хозяева могли попасть туда сверху, не выходя из здания, имелась внутристенная лестница. И сейчас в помещении с упомянутым столбом имеется ниша в стене с поворотом направо - вход на эту лестницу.
Слова Окулича-Казарина: «В самом доме все переделано, и своды уничтожены, но остались арочные проходы между комнатами», - относятся ко второму этажу здания. Он был жилым.
Интерес к зданию, как памятнику старины, появился в послевоенные годы. Чтобы устранить усилившуюся деформацию сводов и стен, Псковские реставрационные мастерские выполнили капитальный ремонт здания (но не реставрацию). Тогда же архитектор мастерских В.А. Лебедева произвела обмеры первого и второго этажей здания. Через восемь лет их повторил Ю.П. Спегальский, посвятивший Дому Жуковского четыре страницы своего академического издания. «Псковские каменные жилые здания XVII в.» (М., Л., 1963 г. стр. 139-144).
По мнению Спегальского, архитектурный облик Дома позволяет отнести его постройку к «XVII в., скорее к его третьей четверти». Установку большого опорного столба на первом этаже, подпиравшего своды, он объяснил тем, что вскоре второй этаж здания был перестроен, так что его внутренние стены и планировка не совпали с расположением помещений первого этажа.
Таким образом, здание вошло в научный оборот под фамилией его последнего дореволюционного владельца. К сожалению, начальная история строительства этой древней постройки, ее первый и последующие владельцы остаются неизвестными. Только с 1863 г. в «Псковских губернских ведомостях» ежегодно стали помещать Раскладочные ведомости со списками владельцев недвижимого имущества и уплачиваемых ими налогов и сборов, с указанием улицы и состава домовладения. Они позволяют определить, что не мене 15 лет, по 1877 г., этот каменный двухэтажный дом с надворными постройками и садом принадлежал семье Екатерины Буровой, а после ее смерти - детям Николаю и Анне Яковлевичам Буровым.
(По озвучию фамилий можно предположить, что род этих Буровых проживал здесь с незапамятных времен, поскольку в псковских летописях не раз упоминались находившиеся поблизости: Буркова лавица, Бурковы ворота с выходом на Великую и Бурковый наугольный костер в стене среднего города, позднее называвшийся то Кислинской, то Мстиславской башней, сохранившейся у главного здания ТЭЦ). Затем целое десятилетие хозяйкой домовладения была Анна Яковлевна Шрейдер. В эти годы оно числилось по Кислинскому переулку.
24 августа 1888 г. старый дом из плиты с садом и земельным участком в сто квадратных саженей приобрел коллежский регистратор Михаил Гаврилович Тропин (ГАПО ф. 46 о. 1, дело 929). Он сразу приступил к строительству второго дома, из кирпича, а затем, расширив земельный участок, построил и три флигеля.
М.Г. Тропин был более известной личностью в Пскове, чем предыдущие хозяева старинного дома. С конца 60-ых годов он работал при Псковском окружном суде сначала судебным приставом, затем младшим нотариусом. В 1879 г. его избрали гласным городской Думы, и в дальнейшем он переизбирался в Думу 4 раза. На первое из этих четырехлетий (1879-1882 гг.) гласные выбрали Тропина членом городской управы. Он также постоянно избирался одним из 10 гласных от города в уездное земское собрание, а позднее - и в губернское земство. В отличие от многих городских гласных, Тропин посещал все заседания Думы, высказывал свое несогласие по многим обсуждавшимся вопросам. С начала 90-ых годов он избирался и одним из двух директоров правления Псковского общества взаимного кредита (Городского Банка).
М.Г. Тропин скончался 5 января 1895 г. на 55-ом году и похоронен на Дмитриевском кладбище. Домовладение с двумя каменными домами и тремя флигелями, оцененное Раскладочной ведомостью в 4092 рубля, перешло по завещанию к его жене Ольге Ефимовне. В декабре 1897 г. она продала часть домовладения (древний двухэтажный дом, деревянный флигель и сад, оцененные в 1140 рублей) псковскому мещанину Александру Станиславовичу Жуковскому. Остальную часть домовладения с заводом минеральных вод, устроенным Тропиным в 1890 году, оцененную в 2952 рубля и находившуюся в Кислинском переулке ближе к Великолуцкой улице, О.Е. Тропина оставила за собой, а через год продала Евгении Петровне Бетхер -жене поручика, казначея 94-го пехотного Енисейского полка Александра Бетхера.
Жуковские жили в Пскове уже несколько десятилетий. Отставной унтер-офицер Станислав Жуковский упоминался в «Псковских губернских ведомостях» 28 ноября 1870 года, как содержатель харчевни в доме Плюшкина. Его сын Викентий 1 мая 1884 года поступил телеграфистом на Псковскую телеграфную станцию. Другой сын -Александр с середины 80-ых годов имел мастерскую по изготовлению и ремонту слесарно-механических изделий, занялся также ремонтом и настройкой музыкальных инструментов, заодно стал продавать и отдавать в прокат рояли и пианино. С 1900 г. он открыл отдельно от мастерской, которую перевел в собственный дом, музыкальный магазин, тоже не раз переезжавший то в собственный дом в Кислинском переулке, то в более престижные места.
Судя по внешнему виду, древний дом Тропина-Жуковского надстраивался при последних дореволюционных владельцах. Сначала над вторым этажом с востока на запад протянулась деревянная мансарда с оригинальным оформлением торцов. Затем своеобразная кирпичная надстройка с башенкой, примыкавшая к мансарде, появилась над старинным каменным крыльцом, то есть над юго-западным углом здания.
Назначение надстройки над крыльцом прояснилось из сообщения газеты «Псковский голос» от 13 февраля 1909 г. «Нам передают, будто бы в недалеком будущем в Пскове откроется г-ном Жуковским обсерватория. Вход публики платный». Другое свидетельство нашлось в «Псковской жизни» за 9 марта 1913 г., куда домохозяин поместил объявление: «Обсерватория астрономическая на доме, каменная, с вращающимся куполом, новый рефрактор в 162 м/ м, объектив с раздельными кругами и нониусом, часовой механизм - по случаю отъезда продается с домом, в котором может быть устроен физический кабинет для общего пользования всех училищ гор. Пскова. Дом продается и без астрономических инструментов. Против Государственного Банка, в переулке у Жуковского». (Ныне в бывшем здании Госбанка помещается детская музыкальная школа им. Римского-Корсакова). Так стало известно, где и когда в Пскове действовала первая, причем частная обсерватория.
Ее владелец тогда дом не продал и из города не уехал. По свидетельству его племянницы Нины Викентьевны Жуковской, он все распродал и отправился в крымский город Судак примерно в 1923 году.

Автор: Н. Левин