Псков музыкальный : из воспоминаний



В преддверии юбилейного концерта, приуроченного к 85-летнему юбилею «Псковской музыкальной школы № 1 им. Н.А. Римского-Корсакова» мы продолжаем знакомить наших читателей с этим старейшим музыкальным учебным заведением.


1927 - 1947 г.г.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ПЕДАГОГОВ - ОСНОВАТЕЛЕЙ:

"... Нами сразу было принято 90 детей ... Выделено было 3 комнаты в музее Ре­волюции, с 3-мя инструментами, которые надо было еще и починить ... Условия ра­боты были неважные, часто переезжали с места на место, всюду сыро, холодно ... в мае работали в валенках ... Дотации не получали. Гороно давало очень мало, в основном, существовали на родительской плате, очень низкой. Но энтузиазм педа­гогов и детей был огромный ... Гороно хотело закрыть нас, тогда весь коллектив, стремясь сохранить школу, согласился с требованием того времени, мы пошли в детский дом, проверили музыкальные данные детей и отобрали себе, каждый, по пяти бесплатных учеников ..."
Одна из этих "бесплатных" детдомовок, Вера Яковлевна Фестенштейн, с лихвой отдала свой "долг" школе, отработав в ней преподавателем с 1949 по 1995 годы.
За два дня до начала войны газета "Псковский рабочий" посвятила школе, тогда она называлась "Музыкальная школа при детском доме культуры ( ДДК )", целую страницу: "За 14 лет школу окончило около 300 учеников ... Тов. Телепнева окон­чила консерваторию, тов. Гальвин - отличница музыкального училища ..." Здесь же шли детские стахановские обязательства: "Обязуюсь за это лето выучить 10 музы­кальных произведений ... ". Было 19 июня 1941 года.

1946 - 1960 гг.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ М.Е. БАРБАШИНОВОЙ:

"В послевоенное время Псковская детская музыкальная школа была открыта 1 февраля 1946 года, в нынешнем здании, но занимали тогда только несколько ком­нат первого этажа ... На втором этаже помещался кинотеатр. Тут же проживали ди­ректор школы Е.И. Помазанский, завуч В.И. Яшнев ... Позднее к нам присоединились вернувшиеся в Псков Е.Б. Мосевич, Н.Н. Алексеева, О.В.Трифонова. Инструментов было мало, очень неважные, так называемые "трофейные", их жертвовали в школу воинские части. Нот никаких не было. Кое-что Евгений Иванович и я восстанавли­вали по памяти, что-то удалось купить на барахолке ... Свет давала электростан­ция в определенные часы, в классах было холодно ... Пианистов пришло сразу 60 человек, всех возрастов. Вспоминаю один курьез. Никто из попавших к нам не был известен, и вот Е.И. Помазанский решил разделить учеников между собой и мной беспристрастно: он просто, отсчитав тридцать фамилий, разорвал список пополам и предложил мне на выбор любую половину ...".

РАССКАЗЫВАЕТ Л.И. МАНУХИНА:

"Я год проучилась у Евгения Ивановича Помазанского, и он сразу перевел меня в третий класс ... Это был большой Человек и музыкант. Не было тогда никакой учеб­ной мебели, и он, директор, сам мастерил нам рояльные табуретки оригинальной конструкции. Не было нот и он перевез из Ленинграда и подарил школе свою нот­ную библиотеку, доставшуюся ему в наследство от дяди, А.К.Лядова. Он был вели­колепный пианист, ученик А.Н.Есиповой, сам в классе постоянно играл Шумана, это был его любимый композитор. Он сам писал музыку, кое-что есть в сборнике С. Ляховицкой, существует детский фортепьянный концерт, им написанный. На­конец, он был просто по-отечески добр к нам, замерзшим, голодным, в плохонькой одежонке, в рваной обуви ... Помню, после какого-то концерта в школе, а "концер­тным залом" тогда была нынешняя учительская, я, разгоряченная, забыла свою коф­ту и "вся в музыке" потопала в свое Овсище, и вдруг слышу его голос: "Люда, ты кофточку забыла !..". Евгений Иванович, 65 лет, уже смертельно больной, бежал за мной по ул. Советской и протягивал эту мою розовую кофточку ... Я была на его похоронах, третьеклассница, затесалась среди 3-4-х взрослых. Гроб на телеге, осень, грязь, ноги вязнут, а впереди идет Творогов и несет большой деревянный крест. Потом уже узнала, что на крест надо было получить специальное разрешение ...".
Все учащиеся первых послевоенных лет дружно вспоминают о том высоком твор­ческом накале, которым горели в холодных полутемных классах с отгороженными для жилья закутками эти уже немолодые люди, созидавшие Псков музыкальный. Начиная с 1947-1948 гг. школа давала свои отчетные концерты в трех (!) отделени­ях в зале Пушкинского драмтеатра. Знакомишься теперь с этими выцветшими про­граммками и удивляешься их разбросу: от "Болезни куклы" Чайковского до рахманинского романса "Весенние воды", от первоклассника, еще не достающего до педа­ли, но уже играющего фортепьянные пьески собственного сочинения (Георгий Фиртич, будущий известный ленинградский композитор, автор балета, киномузыки, в том числе к популярному "Капитану Врунгелю") до баритона-фронтовика в гимнас­терке увешанной медалями ... По воспоминаниям учащихся, педагогов, слушателей, эти отчетные концерты, начинавшиеся, кстати, в 8 часов вечера, пользовались в городе большой популярностью. Это называлось "идти на музыкальную школу". В те годы, при полном отсутствии грамзаписей, эти бесплатные концерты были един­ственными живыми источниками музыкальной классики. Народ слушал затаенно, прощал огрехи, подбадривал. Лучшая реклама музыкальной школе ! На фотографии 1950 года учащиеся школы уже стоят в 5-6 ярусов.
Постепенно многолетняя "двухголосная партитура" вокал-фортепияно расширялась: запела, наконец и скрипка, набирали силу духовые, грянул народный любимец баян. Зато довольно долго, вплоть до открытия в 1960 году в Пскове музыкального учи­лища, в школе не преподавались такие популярные народные инструменты, как домра и балалайка. Это дело, по-настоящему, создала и много лет возглавляла Р.П. Карымова.
До училища Псковская музыкальная школа была главным музыкальным центром всей области.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Н.Н. АЛЕКСЕЕВОЙ:

"Начали открываться школы и в районах. В 1948 году открыли школу в Гдовском районе в деревне Подолешье при общеобразовательной школе. Для организа­ции дела туда были посланы Е.Б. Мосевич и я. Детям я привезла нотную бумагу. Помню с какой осторожностью брали они ее в руки. Какое было желание учиться музыке ! ... Дети оставались ночевать в деревне, чтобы получить лишний урок. Там были открыты два класса: фортепиано и баяна. Эта школа теперь переведена в г. Гдов."


РАССКАЗЫВАЕТ Г.В. ШЕЛКОВА-ПАВЛОВА:

"Наша учительница Мария Евгеньевна Барбашинова, по просьбе Василия Иванови­ча Яшнева, послала меня и моего брата Бориса (мы с детства ходили вместе) по­работать концертмейстерами у него в художественной самодеятельности ... Мы к тому времени заканчивали школу ... Кстати, играть надо было на выпускном экзамене в классе фортепияно 7 вещей: полифонию этюд, крупную форму, две пьесы и два гим­на: Советского Союза и Интернационал, причем с крупной аккордовой фактурой.
А тут оказалось, что В.И. Яшневу мы были нужны для постановки ... оперы Чай­ковского "Евгений Онегин". Он готовил ее для концертного исполнения с самодеятель­ными певцами, среди которых были и наши учащиеся - вокалисты. Яшнев был универ­сальный музыкант: теоретик, музыковед (ученик Римского-Корсакова), превосходно играл на гитаре, аккордеоне, он и открыл эти классы в школе. Он сам сделал аран­жировку оперной партитуры для рояля и струнных. Мы с Борисом играли на репе­тициях попеременно. Вызывал нас Василий Иванович через почту, открытками, это было часто, Борису надоедало: "Не пойду сегодня на репетицию ..." Но тут вставала наша мама: "Боря! Ты обязательно должен сегодня быть на репетиции". В конце кон­цов клавир был выучен нами почти наизусть, мы могли спеть любой вокальный но­мер ... "Онегин" очень успешно был поставлен в театре. Затем - "Наталка-полтавка" Лысенко! Готовили "Травиату"... помню Жермон приезжал из Печор..."

РАССКАЗЫВАЕТ Г.И. АБРАМОВА:

"Я, молодой специалист, после учебы в Ленинграде, ехала завоевывать Север          (родом я из-под Москвы). Я вся была переполнена музыкальными впечатлениями. Это были 1957-1958 гг., мне посчастливилось "живьем" слышать Глена Гульда, Ва­на Клиберна, Рихтера, Ростроповича ... Весь этот слуховой, зрительный багаж я "везла" во Псков. И вдруг оказалось, что Псков уже ... завоеван. Помню седую, вели­чественную, интеллигентную Марию Евгеньевну Барбашинову, с ее тихим голосом и легкой походкой, Маргариту Павловну Либель, ученицу и подругу Н.И. Голубовской, кроме всего прочего еще и великолепную "слухачку". Говорят, она в 20-х го­дах прямо-таки "шпарила" в псковском кино-иллюзионе. К Маргарите Павловне я водила своих учеников на консультацию. Но все-таки "генералом" была, по-моему, Елена Петровна Савченко. Кажется, ей было уже за 70, ходили слухи, что она быв­шая графиня ... "Держите спину!",- говорила она,- "Вот так!". Я не выдержала и ... поступила к ней в вокальный класс, изучала в течение года "старо-болонскую италь­янскую школу".
В небольшом Пскове это была как бы даже не школа, а миниатюрная консерва­тория. Открылось вечернее отделение, ходили солидные люди, в основном, вокалис­ты, меж ними осторожно пробирались малыши. Дисциплина была великолепная ! Директорствовала тогда дирижер-хоровик Елена Алексеевна Иванова, умница, кра­савица, тоже певунья. Детский хор пел Чеснокова, "а капелла", Штрауса "Сказки венского леса". Юная Галя Преображенская, тогда Ковардакова, солировала в театре. Вообще было очень много "живой" музыки. Ее "делал" , в первую очередь, Борис Шелков, тоже, как и мы, начинающий педагог. Он был во Пскове вне конкуренции, уже учился в Москве, в Гнесинском, специально для этого завалив экзамены в пединституте. Борис играл на рояле абсолютно все, любого композитора, любой стиль, солировал, аккомпанировал, играл с нами в 4 руки, кстати, тогда был ансам­блевый бум, прямо-таки, заставлял нас жить музыкой в музыке ...".
1960-1988 гг.
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Т.В. ДУБРОВСКОЙ:

«Этот, самый длительный в жизни музыкальной школы, период хочется назвать кратко: массовый.
В этот период четверть века директорствовала в школе, а вернее сказать, стояла на капитанском мостике Нина Дмитриевна Истомина, уверенной, навыкнувшей в фортепьянных гаммах и этюдах, рукой отправляя школьный корабль по заданному курсу. Плыли вместе со всей страной в светлое будущее, пели в хоре о "прекрасном далеко учили кантаты Пахмутовой, гармонически совершенствовались на коцертах Кабалевского, тоже ставили оперы, "Гуси-лебеди", к примеру ... Участвовали в конкурсах, юбилеях, фестивалях, смотрах, боролись и неизменно побеждали. Сколько надевалось этих "красных шапок" на афиши: "Посвящается ... посвящается ...". А уж полученными грамотами и впрямь можно было оклеить всю школу, в новых ее, выс­траданных Ниной Дмитриевной, размерах. Отныне все здание стало наше: 3 этажа, 2 зала, более сорока классов, пусть даже половина из них в полуподвале, окнами на прозжую часть. Все счастливо умножалось: нотный фонд библиотеки (более 20 тыс. единиц,инструментарий, творческие коллективы: хоры, оркестры, ансамбли, откры­вались филиалы выраставшие постепенно в самостоятельные школы.
Наша первая, гордо носила свой порядковый номер как статус: всегда, во всем быть - первой ! Этому не могло помешать открытие в 1960 году в Пскове музыкального училища. Наоборот, основным "питанием" там долгое время были самые яркие "выпускные соки" 1-й школы. Заканчивая училище, молодым бурлящим вином разливались по всей стране: Ленинград, Москва, Новосибирск, Саратов, Казань, Петрозаводск, Ки­шинев, Рига, Минск ... Консерватории и институты, симфонические, народные оркес­тры, оперные театры, камерные ансамбли. Солисты и оркестранты, аккомпаниаторы и преподаватели - последних, как водится, больше всего. Но еще больше - просто любителей музыки. Никто не считал, сколько будущих инженеров и офицеров, вра­чей и рабочих, домохозяек и ученых выпустила наша музыкальная школа, сколько самодеятельных студенческих концертов было подготовлено ими, сколько, наконец, колыбельных, вальсов и маршей игралось и пелось ими собственным детям, внукам
А школа снова и снова распахивала ребячью целину, с неистребимым терпением высаживая туда музыкальную рассаду. Как легко теперь шутить, вспоминая то время, но: "Над кем смеетесь ?..." То была наша трескучая молодость, то были все мы, третье поколение педагогов, ученики Маргариты Павловны, Екатерины Николаевны, Нины Дмитриевны, Изота Николаевича, Людмилы Ивановны, Лидии Михайловны…
 И в двадцать, и в тридцать, и в сорок лет нас окликают здесь, как в детстве: Мила, Нюта, Наташа, Галочка, Алла, Лара ...».

1990-1997- ... гг.

РАССКАЗЫВАЕТ В.Ф. ГОЛУБЕВ:

"В конце 1987 года мы, наконец, получили долгожданный приказ: "Постановлением Совета Министров РСФСР от 24 декабря 1987 года ... детской музыкальной школе №1 отдела культуры Псковского горисполкома присвоено имя       Н.А. Римского-Корсакова ...".
Этому предшествовала огромная работа всего коллектива. Всесторонне изучалось творчество Римского-Корсакова. Конечно, нас никто не заставлял, это был порыв души: увековечить память Римского-Корсакова на нашей псковской земле, которая долгие годы была его творческой лабораторией. Рядом, в Плюсском районе, Вечаша, где Николай Андреевич, жил каждое лето, написал 10 своих опер, где он слушал и собирал наши псковские песни. Мы туда ездили и продолжаем ездить в памятные дни, выступаем с концертами в Доме-музее. Принимают всегда очень тепло. Ездили также в музеи Римского-Корсакова в Петербург, в Тихвин, на его родину. Там про­ходят традиционные уже фестивали, мы тоже там выступали, занимали призовые места. Кроме этого, в самой школе постоянно проходят концерты, конкурсы, посвя­щенные Римскому-Корсакову.
 У нас есть свой, школьный, музей композитора, в ко­тором собраны подлинные документы: редкие фотографии Николая Андреевича с его друзьями-единомышленниками по "Могучей кучке", письма от внуков (с Татьяной Владимировной Римской-Корсаковой мы давно и плодотворно дружим), прижиз­ненные нотные издания и многое другое. Кроме того, сама школа была внешне пе­реоформлена. Инициатором этой художественной перестройки стал тогдашний дирек­тор школы
О.Л. Трофимов. В нашем знаменитом фойе висят несколько крупных живописных полотен Игоря Иванюка, сделано панно в учительской, есть несколько работ в технике живописи на стекле - все по темам опер Римского-Корсакова, зна­комых ребятам: "Садко", "Снегурочка", "Сказка о Золотом петушке", "Сказка о царе Салтане", "Псковитянка" ... Так что наши дети музыку Римского-Корсакова как бы "видят" заранее. Там же, в фойе, установлен бюст композитора работы С. Биджамова. Все эти авторские вещи, выполненные на хорошем уровне, тоже помогают вос­питывать художественный вкус наших детей".

РАССКАЗЫВАЕТ Т.Г. ТРОФИМОВА:

Что такое хор старших классов сегодня? Раньше он назывался "Школьные годы", теперь его можно было бы смело назвать хором фортепьянного отдела. Учащиеся других отделений - струнники, народники, духовики - заняты в своих коллекти­вах: оркестрах, ансамблях, так что довольствоваться приходится девочками-пиа­нистками. Концертный состав хора - 60 человек. Поем мы все. Вернее, я хочу, чтобы мои девочки попробовали все: и классику, и народную песню, и современ­ные вещи. Поем под аккомпанемент рояля, поем "а капелла", пели с народным, с камерным оркестром. Есть у нас вокальные ансамбли, есть свои солистки. Поем, в основном, трехголосие, достаточно уверенно благодаря тому, что девочки прихо­дят ко мне уже получив певческие навыки в двух младших хорах. Наш хор вместе с хором 3-ей школы под управлением В. Лисенкова стал своеобразной методической базой в области. Вообще, главная моя задача, чтобы мои девочки полюбили пение, полюбили хор, тем более в Пскове, в древнем городе с ярко выраженным хоро­вым менталитетом ...".

РАССКАЗЫВАЕТ  Т.Д. ПОТОРОЧИНА:

"Я второй год руковожу оркестром русских народных инструментов. Оркестр весь из наших педагогов. Каковы мои впечатления? Мы с мужем приехали с Урала из Екатеринбурга, работали там в оркестре Уральского народного хора, основателем которого был Л.Л. Христиансен, кстати, его отец работал до войны здесь, в Пскове. Там, на Урале, все это очень развито: народные хоры, народные оркестры, вообще много играющего и поющего народа. Здесь же, по-моему, были нарушены какие-то традиции, я имею в виду народную музыку. Ведь отсюда же, из Псковщины, вышли и Трояновский, и Андреев. Но у нас в школе хорошо играющих людей достаточно, сужу по нашим оркестрантам-педагогам. Побольше бы только энтузиазма! Играем, в основном, то, что хорошо будет звучать у нас, в первую очередь, обработки русских народных песен".

РАССКАЗЫВАЕТ  А.В. ЧЕРНЯВСКИЙ:

"Наш камерный оркестр был создан в 1986 году, сначало он был детским ( сильные подобрались учащиеся ), затем постепенно стал "взрослым", в нем учас­твуют не только педагоги 1-й, но и 2-й, и 3-й школ. С 1992 года полное название наше такое: Народный коллектив, городской камерный оркестр Управления куль­туры. За десять лет много было всего: репетиций, споров,поисков, мучений. Одних партитур написать, партий - и все поначалу вручную... Играли и играем музыку эпохи "барокко": венскую и русскую классику ... Все у нас профессионалы, так что, довольно скоро, уже в 1989 году поехали с концертами в Германию. В 1992 году по приглашению Высшей школы церковной музыки в порядке творческого обмена тоже ездили в Германию в город Эсслинген с новой концертной программой. Важ­ным событием в деятельности оркестра явилось участие в 1995 году в декаде Дней культуры России, посвященной окончанию второй мировой войны, на земле Северный Рейн-Вестфалия. Нам была доверена честь своим выступлением открывать и закры­вать Дни российской культуры в г.г. Мюльхайме и Нойсе. Успех этих выступлений оркестра характеризует личная благодарность Министра культуры России Е. Сидорова.
Сейчас мы делаем то, что делали и, надеюсь, будем делать всегда: совершен­ствуем свою игру, постоянно работаем над новым репертуаром, включая аккомпа­нементы для солистов, как местных, так и приезжающих, а также для хора».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ДИРЕКТОРА ШКОЛЫ А.С. ИВАНОВА:

«С нашей музыкальной школой у меня давние связи. Сначала в ней училась моя мама, еще до войны. Несколько лет, с 1946 по 1949 годы, здесь преподавал мой де­душка, Павел Владимирович Востоков, в прошлом регент Троицкого собора. Здесь учился я, учился мой брат, училась моя будущая жена. Сейчас учатся мои дети. Здесь работают мои учителя и мои соученики по музыкальному училищу. Так что школа мне родная со всех сторон.
В школе работать трудно, труднее, чем в ВУЗе или в училище - знаю по соб­ственному опыту. Слишком крупное "сито" : учим почти всех с разными способнос­тями и возможностями.
Коллектив школы очень мощный: много талантливых людей, опытных препода­вателей, умеющих и любящих учить детей музыке. Глубокое уважение вызывает эта преданная самоотдача наших педагогов своему делу. Они терпеливо работают с деть­ми в классах, сами выступают в концертах, часто приходят заниматься в школу в воскресенья и в другие выходные дни, потому что нужно в очередной раз выхо­дить на концертную эстраду где-нибудь в городе, или еще разок послушать своего ученика в школьном зале, куда в будни не так-то просто попасть: все расписано буквально по минутам ...
В чем я вижу перспективы дальнейшего существования и развития нашей шко­лы? В верности традициям. Ведь наше отечественное российское музыкальное образование давно уже славится во всем мире. Детей учили музыке и семьдесят и двести лет назад ... Значит, будут учить и завтра!».

Источник : Детская музыкальная школа № 1 им. Н.А. Римского-Корсакова : 70 лет : буклет / сост. Т. В. Дубровская. – Псков, 1997. – 10 с.