Олег Лаврентьев – отец водородной бомбы

10 февраля 2012 года исполнился год со дня смерти Почетного гражданина города Пскова, ветерана Великой Отечественной войны, выдающегося ученого, доктора физико-математических наук, заслуженного деятеля науки и техники Украины, Олега Александровича Лаврентьева – отца водородной бомбы.


Олег Александрович родился 7 июля 1926 года в Пскове. Его родители, выходцы из крестьян Псковской губернии, работали в Пскове: отец - делопроизводителем на заводе "Выдвиженец", мать - медсестрой в доме матери и ребенка. Семья жила в Поганкином переулке.

Будущий ученый учился во второй образцовой школе (сейчас это Технический лицей). Прочитав в 7-м классе книгу «Введение в ядерную физику», Олег открыл для себя новый мир. Из этой книги, автора которой по еще детской привычке он не стал запоминать, Олег впервые узнал про атомную проблему, и уже тогда возникла у него мечта - поставить атом на службу человеку.
Но началась война. В 18 лет Олег Лаврентьев добровольцем уходит на фронт, становится разведчиком-наблюдателем. Участвует в боях за освобождение Прибалтики, за что получает боевые награды.
После окончания войны Олег попадает служить на Сахалин. Там ему повезло на командиров — замполита майора Щербакова и подполковника Плотникова. Во-первых, они помогли Олегу переквалифицироваться из разведчиков в радиотелеграфисты и занять сержантскую должность.

Это было очень важно, так как Олег начал получать денежное довольствие и смог выписать из Москвы нужные книги и даже подписаться на научный журнал Академии наук СССР «Успехи физических наук» который предназначен для научных работников, аспирантов, преподавателей физики.

Кроме этого, в гарнизоне имелась библиотека с довольно большим выбором технической литературы и учебников.
И Олег самостоятельно, не имея официального среднего образования, освоил дифференциальное и интегральное исчисление в математике, по физике проработал общий курс университетской программы — механику, теплоту, молекулярную физику, электричество и магнетизм, атомную физику,а по химии — двухтомник Некрасова и учебник для университетов Глинки.

Особое место в его занятиях занимала, конечно, его мечта — ядерная физика. По ядерной физике Олег впитывал и усваивал все, что появлялось в газетах, журналах, передачах по радио.

Идея использования термоядерного синтеза для создания «сухой», то есть, без жидких дейтерия и трития, водородной бомбы, впервые зародилась у Лаврентьева зимой 1948 года. Помог случай: командование части поручило ему подготовить лекцию для личного состава по атомной проблеме. 
«Имея несколько свободных дней на подготовку, я заново переосмыслил весь накопленный материал и нашел решение вопросов, над которыми бился не один год» - вспоминал Олег Александрович.

Он нашел вещество — дейтерид лития-6, — способное сдетонировать под действием атомного взрыва, многократно его усилив за счет термоядерной реакции, — это первое. А во-вторых, он придумал схему для использования в промышленных целях термоядерных реакций.

К идее водородной бомбы рядовой Лаврентьев пришел, последовательно перебирая различные варианты новых цепных ядерных реакций, пока не нашел то, что искал.

Дальнейшее уже было делом техники. В двухтомнике Бориса Владимировича Некрасова Олег нашел описание гидридов — химических соединений с водородом (дейтерий — тяжелый водород). Оказалось, что можно химически связать дейтерий и литий-6 в твердое стабильное вещество с температурой плавления 700°.

Итак, суть изобретения Лаврентьева: термоядерный процесс инициируется мощным импульсным потоком нейтронов, который получается при взрыве атомной бомбы. Этот поток дает начало ядерной реакции взаимодействия нейтрона с литием-6, продуктом этой реакции является тритий, который реагирует с дейтерием, и в сумме обе эти реакции приводят к выделению огромной энергии. В приведенном описании схема бомбы подобна той, над которой работали и американцы, и Тамм с Сахаровым, но только в ней жидкие дейтерий и тритий заменялись на твердый дейтерид лития. 

В такой конструкции уже не нужен тритий, и это уже не устройство, которое надо было бы подвозить на барже к вражескому берегу и подрывать, а настоящая бомба, при необходимости доставляемая баллистической ракетой. Олег Лаврентьев понимал всю важность сделанных открытий, понимал и необходимость донести их до специалистов, занимающихся атомными проблемами.

В мае 1949 года, закончив три класса за год, Лаврентьев получает аттестат зрелости. В июле ожидалась демобилизация, Олег уже готовил документы в приемную комиссию МГУ, но страна испытывала страшную послевоенную нехватку мужчин для службы в армии, и, совершенно неожиданно для Лаврентьева, ему присвоили звание младшего сержанта и задержали на службе еще на один год.

В августе было сообщено об успешном испытании в СССР атомной бомбы, а младший сержант Лаврентьев знал, как сделать водородную бомбу! И он написал письмо Сталину. Это была коротенькая записка, буквально несколько фраз о том, что ему известен секрет водородной бомбы. Ответа на свое письмо не получил.

Прождав безрезультатно несколько месяцев, Олег написал письмо 29 июля 1950 года такого же содержания в ЦК ВКП(б). Олег не знал, что его послание сразу же было направлено на рецензию тогда кандидату наук, а впоследствии академику и трижды Герою Социалистического Труда Андрею Дмитриевичу Сахарову, который так отозвался об идее управляемого термоядерного синтеза: "... Я считаю необходимым детальное обсуждение проекта тов. Лаврентьева. Независимо от результатов обсуждения необходимо уже сейчас отметить творческую инициативу автора". В этом же 1950 году Лаврентьева демобилизуют. 

Он приезжает в Москву, успешно сдает вступительные экзамены и поступает на физический факультет МГУ. Спустя несколько месяцев его вызвал к себе министр измерительного приборостроения Василий Алексеевич Махнев - так в царстве секретности называлось тогда Министерство атомной промышленности, соответственно, Институт атомной энергии назывался Лабораторией измерительных приборов АН СССР, то есть ЛИПАНом. У министра Лаврентьев впервые встретился с Сахаровым и узнал, что Андрей Дмитриевич читал его сахалинскую работу, но поговорить им удалось только через несколько дней.

Это было в Кремле, в кабинете Лаврентия Берии, который был тогда членом Политбюро, председателем спецкомитета, ведавшего в СССР разработкой атомного и водородного оружия.
- Тогда я услышал от Андрея Дмитриевича много теплых слов, - вспоминает Олег Александрович. - Он заверил меня, что теперь все будет хорошо, и предложил работать вместе. Я, конечно, согласился на предложение человека, очень мне понравившегося.

Лаврентьев и не подозревал, что его идея управляемого термоядерного синтеза (УТС) так понравилась А.Д. Сахарову, что он решил ее использовать и вместе с И.Е. Таммом тоже начал работать над проблемой УТС. Правда, в их варианте реактора плазму удерживало не электрическое, а магнитное поле. Впоследствии это направление вылилось в реакторы под названием "токамак".

После встреч в "высоких кабинетах" жизнь Лаврентьева изменилась как в сказке. Ему дали комнату в новом доме, дали повышенную стипендию, доставляли по требованию необходимую научную литературу. Он взял разрешение на свободное посещение занятий.

К нему прикрепили преподавателя математики, тогда кандидата наук, а впоследствии академика, Героя Социалистического Труда Александра Андреевича Самарского.

В мае 1951 года Сталин подписал постановление Совета Министров, положившее начало Государственной программе термоядерных исследований. Олег получил допуск в ЛИПАН, где приобретал опыт работы в области нарождающейся физики высокотемпературной плазмы и одновременно постигал правила работы под грифом "Сов. секретно". В ЛИПАНе Лаврентьев впервые узнал об идеях Сахарова и Тамма по термоядерному реактору. - Для меня это было большой неожиданностью, - вспоминает Олег Александрович. - При встречах со мной Андрей Дмитриевич ни одним словом не обмолвился о своих работах по магнитной термоизоляции плазмы. Тогда я решил, что мы, я и Андрей Дмитриевич Сахаров, пришли к идее изоляции плазмы полем независимо друг от друга, только я выбрал в качестве первого варианта электростатический термоядерный реактор, а он - магнитный.

12 августа 1953 года на полигоне в Семипалатинске была испытана первая в мире водородная бомба. Это было четвертое по счету советское испытание ядерного оружия. Мощность бомбы достигла 400 килотонн - это в 20 раз больше первых атомных бомб в США и СССР.
После испытания Курчатов с глубоким поклоном обратился к 32-летнему Сахарову: @ "Тебе, спасителю России, спасибо!" Союз получил оружие сдерживания, которое, фактически, предотвратило третью мировую войну. За это достижение Андрей Сахаров получает первую медаль «Героя Социалистического Труда».

Участники создания нового оружия получают государственные награды, звания и премии, зато Лаврентьев по совершенно непонятной для него причине в одночасье теряет все. В ЛИПАНе был снят допуск, и он лишился постоянного пропуска в лабораторию. Пришлось пятикурснику писать дипломный проект без прохождения практики и без научного руководителя на основе уже сделанных им теоретических работ по УТС. Несмотря на это, он успешно защитился, получив диплом с отличием. Однако работать в ЛИПАН, единственном месте в СССР, где тогда занимались управляемым термоядерным синтезом, первооткрывателя этой идеи не взяли.

Не имея возможности получить распределение в Обнинск, он по окончании МГУ отправляется в Харьковский физико-технический институт. Молодой специалист с необычной судьбой приехал в Харьков с отчетом о теории электромагнитных ловушек, который он хотел показать директору института К.Д. Синельникову. Но Харьков не Москва. Изобретателя Управляемого термоядерного синтеза, создателя водородной бомбы, поселили в общежитие, в комнату, где проживало одиннадцать человек.

Постепенно у Олега появились друзья и единомышленники, и в 1958 году в Харьковском физико-техническом институте была сооружена первая электромагнитная ловушка С1, в которой было достигнуто хорошее соответствие измеренных значений плазмы с классическими. Это была крупная победа в борьбе с неустойчивостями плазмы.
В том же году, когда секретность с термоядерных исследований была снята, выяснилось, в мире уже созданы десятки ловушек разных типов.

На состоявшейся в 1968 году в Новосибирске конференции по физике плазмы и управляемому термоядерному синтезу работы Лаврентьева и по электростатическим, и электромагнитным ловушкам получили международное признание. О том, что все-таки именно он первым предложил удерживать плазму полем, о том, что создание водородной бомбы принадлежит именно ему, Олег Александрович узнал случайно, наткнувшись в 1968 году в одной из книг на воспоминания Тамма. Его фамилии не было, лишь невнятная фраза об «одном военном с Дальнего Востока», предложившем способ синтеза водорода. Лаврентьеву ничего не оставалось, как отстаивать свой научный авторитет.

В конце 1973 года я послал в Госкомитет по изобретениям и открытиям заявку на открытие «Термоизоляционный эффект силового поля», — рассказывает Лаврентьев. — Этому предшествовали длительные поиски моей первой сахалинской работы по термоядерному синтезу, которую требовал Госкомитет. На запрос мне тогда ответили: архивы пятидесятых годов уничтожены, и посоветовали обратиться за подтверждением существования этой работы к ее первому рецензенту.

Андрей Сахаров прислал оформленную по всем правилам короткую справку, подтверждавшую существование моей работы и ее содержание. Позже на просьбу Олега Александровича откликнулся и Головин, который подтвердил, что письмо Лаврентьева «…инициировало рождение советской программы исследований по управляемому термоядерному синтезу». Но на Госкомитет документы не произвели впечатления, хотя к тому времени это ведомство уже выдало харьковчанину 30 авторских свидетельств на изобретения. Нужно было то самое рукописное сахалинское письмо, которое кануло в Лету.

В 2001 году, в августовском номере журнала «Успехи физических наук» появляется цикл статей «К истории исследований по управляемому термоядерному синтезу». Удивительное совпадение — именно это издание сержант Лаврентьев выписывал на Сахалине полвека назад. Здесь подробно рассказано о деле Лаврентьева, помещена его фотография из личного дела полувековой давности и, самое главное, впервые представлены найденные в архиве президента Российской Федерации документы, которые хранились в особой папке под грифом «Совершенно секретно». В том числе и предложение О.Лаврентьева, отправленное с Сахалина 29 июля 1950 года, и отзыв Сахарова на эту работу, и поручения Л.Берии… Оказывается, эти рукописи никто не уничтожал! Научный приоритет восстановлен, имя Лаврентьева заняло свое настоящее место в истории физики.
Сегодня его заслуги признаны не только мировой наукой.

Кроме писем Сахарова и Головина, в которых содержится высокая оценка работ Олега Лаврентьева, есть и благодарственная грамота от патриарха Московского и Всея Руси Алексия Второго в благословение за жертвенное служение Отечеству и весомый вклад в создание ядерного оружейного комплекса.

К нему приезжали в гости первый президент Украины Виктор Кучма и местное телевидение.

В июле 2010 года Олегу Лаврентьеву было присвоено звание "Почетный гражданин города Пскова".

10 февраля 2011 года Олега Александровича Лаврентьева не стало. В соболезнованиях сотрудников Института ядерных исследований Академии наук Украины сказано: «Равной таланту Олега Александровича была его скромность, но время все расставило по своим местам, и заслуженное признание в конце концов пришло к нему».

Псков гордится тем, что Олег Александрович Лаврентьев внес вклад в создание водородной бомбы. И как бы сложилась судьба нашей Родины, неизвестно, если бы не была создана эта бомба в 1953 году. 22 июля 2011 года на доме №3 по Музейному переулку появилась мемориальная доска Почётному гражданину города Пскова, физику-ядерщику Олегу Лаврентьеву.

Анна Тимофеева